хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииСоколАнатолий Демин: «На тренировках поднимали по 15 тонн»

19-07-2013 10:05 Грубый

ДАТА «НЕДЕЛИ»


Мы продолжаем серию публикаций, посвященных 50-летию хоккейного клуба «Сокол». Невеселого юбилея клуба, чьи успехи не выбросит в «корзину» оперативной памяти настоящий болельщик со стажем…


«Команда уровня НХЛ» — так написали о «Соколе» заокеанские газеты после его турне в конце 1982-го — начале 1983 года, когда подопечные Анатолия Богданова сыграли серию матчей с олимпийской сборной Канады. Тогда киевляне одержали победы в семи из восьми поединков. Одним из участников этого вояжа был Анатолий Демин. Он вместе со своими товарищами по команде попросту обескуражил своим напором хозяев льда. Жаль, нынешнему «Соколу» это сейчас не по силам: клуб, на авторитет которого работало несколько поколений классных игроков, как метко выразился наш собеседник, затухает. А ведь было время, когда украинская команда могла составить конкуренцию флагманам советского хоккея — ЦСКА, «Спартаку», «Динамо». Теперь же нам только остается вспоминать о той эпохе вместе с ее героями.

- Уровень чемпионата СССР был еще тот! — начинает разговор Анатолий Николаевич. — Свидетельство тому — наше выступление в Канаде.

В первом матче, насколько я помню, мы обыграли соперников с неприличной разницей в счете. Просто они не ожидали от нас такой прыти и, видимо, не настраивались на силовую борьбу, хотя у них была весьма габаритная команда. Мы же думали, что такие гренадеры сразу же возьмутся нас колотить, поэтому вышли заряженными на бой. И первые десять минут канадцы не понимали, кто против них играет. «Сокол» был как реактивный снаряд, сбивающий противника на взлете. Каждый из нас смело шел в силовую борьбу и выходил из этих дуэлей победителем. Только во второй игре они начали отвечать: мол, это же их канадский стиль. Ну и, конечно, случались и стычки команда на команду, но уже под занавес серии.

ТРЯПИЧНЫЕ «ГАГИ»

- Думали ли вы в детстве, что когда-нибудь будете сражаться на таком горячем льду?


- Не знаю, но чувствовал, что лед — это мое. В четыре года уже встал на коньки. Целыми днями пропадал на катке. Гонял прилично, хотя коньки были примитивными — «гаги». Слово — малоизвестное нынешнему поколению. Ботинки — чуть ли не тряпичные, нога в них болталась. Но это не мешало мне делать крутые виражи на довольно высокой скорости. В основном просто катался, но немножко играл с ребятами и в хоккей. Ведь тогда популярность вида спорта была сумасшедшей. Когда шла трансляция матча, целой толпой шли к тому, у кого был телевизор — с увеличительным стеклом перед маленьким черно-белым экраном. Болели за наших хоккеистов.

- И когда же вы решили, так сказать, стать далеким резервом для ведущих команд страны?

- Мне было десять лет. На стадионе, который находился метрах в трехстах от моего дома, увидел объявление: «Набираем ребят в группу хоккея». Так как я был влюблен в коньки, в катание на льду, то сразу же пошел записываться. У тренера Виктора Ивановича Мансурова вопрос, брать меня или нет, не возник. Ведь я прилично держался на коньках, опережая в этом компоненте многих своих сверстников, которые еще только «ковырялись» на скользкой поверхности.

Так я начал заниматься хоккеем. Затем моим наставником был Владимир Николаевич Елизаров, известный спортсмен. Он играл в хоккей с мячом и с шайбой, в футбол. Ему довелось выступать вместе с Григорием Федотовым и Всеволодом Бобровым. Владимир Николаевич, видимо, увидел во мне определенные задатки и сказал: «Толя, если меня пригласят в команду мастеров, то я заберу тебя с собой».

- И позвал он вас в дальние края…

- Я уже трудился на заводе учеником фрезеровщика. Жили мы, мягко говоря, небогато. Отец был рабочим, мать — санитаркой. Поэтому и стал в 15 лет работать, чтобы помогать семье. Правда, хоккей не бросал. Времени и энтузиазма на все хватало… И вот однажды прихожу домой, а там Владимир Николаевич с моими родителями беседует. Говорит: так, мол, и так, хочу забрать вашего сына в Ухту. А это далековато и холодновато — в Коми АССР. Но я сразу же согласился: «С удовольствием туда поеду». Конечно, и матери, и отцу непросто было меня отпустить за столько километров от дома. Однако они согласились с предложением Елизарова. Я улетел. Прошел сборы в «Нефтянике», который выступал во второй группе класса «А». Был очень доволен, что попал в такую команду. В первый год зарекомендовал себя неплохо. Была у нас тройка молодых, которая, может быть, много в игре не создавала и результативностью не отличалась, но соперника из зоны не выпускала. Труда и желания было много, эффекта — маловато. А вот на второй сезон мы сыгрались и стали забивать.

- Выступать, наверное, приходилось на воздухе?

- Да. Это сейчас там построили дворец, а раньше играли на открытом стадионе. На дворе 36 градусов мороза, и нам — хочешь, не хочешь — надо выходить на лед. Хорошо, что раздевалка была рядом. Там все и отогревались возле батареи, кроме одной пятерки, которая в тот момент находилась на площадке. Через 30 секунд происходила смена: больше выдержать было невозможно. Мы тогда удивлялись верности болельщиков, которые, несмотря на суровые погодные условия, приходили поддержать «Нефтяник».

ПОБЕГ ИЗ «СПАРТАКА»

- Однако насколько я знаю, вовсе не суровый климат стал причиной того, что вы решили переехать в Киев?


- Ваша правда. В Ухте мне нравилось, я отыграл там четыре с половиной года. Но команду расформировали. А в «Нефтянике» выступал Виктор Мосягин, вернувшийся потом в Киев и ставший одним из тренеров «Сокола». Он и подсказал тогдашнему главному наставнику Анатолию Егорову: «Есть неплохой игрок. Фамилия — Демин». После этого мне в Ухту стали приходить телеграммы с предложением приехать в столицу Украины — одна, вторая, третья. А я все раздумывал: надеялся на то, что «Нефтяник» возродят. Друзья же говорили: «Езжай. Даже если у нас и будет команда, то это все равно вторая группа. В Киеве же на класс выше — первая».

Пока я колебался, «Сокол» отправился на турнир на призы газеты «Советский спорт» в Ленинград. Уже оттуда ко мне стали приходить депеши. И вот я вылетел в город на Неве. Прибыл часа за четыре до матча с местным СКА. Мосягин мне говорит: «Будешь играть». А я ж недели три как без тренировок. Отвечаю Виктору Ивановичу: «Передайте Анатолию Александровичу, что не смогу показать хороший уровень, поэтому на площадку не выйду» — «Как?! Ты обязан что-то придумать, я же тебе такую рекламу сделал», — пристыдил меня Мосягин. Что делать? Согласился. Выпустили меня в последние десять минут матча, так я за это время забросил две решающие шайбы, и мы победили. Меня зачислили в команду. Я продолжал забивать, через полгода уже квартиру получил. А потом состоялся мой переход в московский «Спартак», но я оттуда сбежал.

- Сбежали?

- Да. Хотя вроде бы болел за эту команду с самого детства. Но сердце мое как-то сразу прикипело к «Соколу». Тайком собрал вещи и рванул в Киев. Разразился скандал. Но потом все улеглось, и я надолго стал игроком украинского клуба. Уже тогда решил: «Какие бы коврижки мне не предлагали, «Сокол» уже не покину».

- В 1976 году главным тренером команды стал Анатолий Богданов. Чем запомнилось это назначение?


- Он считался молодым наставником, например, меня был старше всего на шесть с половиной лет. Когда Анатолий Васильевич пришел, то собрал всю команду: «Ребята. У меня мало тренерского опыта. Я хочу, чтобы вы помогли мне своим отношением к делу — по дисциплине, тренировкам, игре». Мы поддержали Богданова, благодаря чему и пошел результат. Анатолий Васильевич проявил себя отличным тренером, по сей день никто в Киеве не добился таких успехов — ни с «Соколом», ни со сборной Украины.

РУКИ ТРАВМИРОВАНЫ? РАБОТАЙ НОГАМИ!

- Об изнурительных занятиях Богданова ходят легенды.


- Сборы проходили с трехразовыми тренировками. Начиналось все это в семь утра. Еще толком не проснулся, а уже час изволь отработать. Позавтракал, полежал чуть-чуть, и в 11 — второе занятие на полтора-два часа. Отдохнули, потом опять… За это время я посчитал вес, который поднимал на корпус — получилось 15 тонн. А еще вечером — пробежка километров 15! Но все это было не зря: до «бронзы» дошли!

- Слышал, что у Анатолия Васильевича работали даже травмированные. Это правда?

- Мой пример тому подтверждение. Было в июле месяце это перед сборами в Черкассах. 10-го числа во время тренировки на «Авангарде» у меня вылетает плечо из сустава. Двое суток испытывал постоянную ноющую боль. 11-го мы выезжали из Киева, а 12-го — первое занятие в Черкассах. Кстати, Анатолий Степанищев получил подобную травму — только на другой руке. Думаете, нам дали отдых? Если руки не работают, а ноги в порядке — тренируй их. Вот и выходило, что команда где-то со штангой занимается, разные упражнение выполняет, а мы бегаем — утром, днем и вечером. По 35 километров накручивали.

- Когда вы решили закончить карьеру игрока?

- Сразу же после «бронзового» сезона. Травмы замучили — то одна рука, то вторая, то спина… Подошел с просьбой дать мне поработать детским тренером. И поехал я уже с ребятами в пионерский лагерь на сбор, как меня оттуда отозвали. Из Госкомспорта СССР пришел вызов в Австрию — в клуб «Фельдкирх». И я оказался первым игроком в Советском Союзе, который отправился выступать в капстрану. Во всяком случае, о других примерах я не слышал. Там отыграл два сезона, забивал более трех десятков голов за чемпионат. После чего вернулся в Киев в хоккейную школу «Сокола». С этого и началась моя тренерская карьера. Взял группу 1981 года рождения, из которой вышли такие игроки, как Вадим Селиверстов, Александр Матерухин, Александр Победоносцев. Поработал там пять лет, и отправился в Швейцарию, где трудился тренером.

- Последним вашим местом работы был «Донбасс»…

- О том времени вспоминаю с удовольствием. В Донецке грамотно поставили работу. Первая команда играет не где-нибудь, а в топ-лиге — в КХЛ. Благодаря этому, знаете, сколько мальчишек побежало записываться в хоккейную секцию! А в столице, к сожалению, нет столь мощного примера для подражания, которым в свое время был наш «Сокол».

ИЗ ДОСЬЕ «НЕДЕЛИ»

Анатолий ДЕМИН. Родился 15 января 1954 года в Балашихе (Московская область).

Нападающий. Бронзовый призер чемпионата СССР-1985 в составе киевского «Сокола». Серебряный призер чемпионата Австрии-1986.

Выступал за клубы: «Нефтяник» (Ухта), «Сокол» (Киев), «Спартак» (Москва), «Фельдкирх» (Австрия).

Работал тренером в «Соколе» и ХК «Донбасс», молодежной сборной Украины.

За киевский «Сокол» забросил 105 шайб.

Алексей Гончарук, «СЭ в Украине»

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Corsairs,

так даже лучше, чтобы внимательным был
Джино, прикольная картинка, но... на словацком это — ВНИМАНИЕ.... Attention! Pozor! Внимание!
Да, была такая тройка.Несколько лет играли втроем,по моему где-то с 1981года.
Хорошая была троечка в «Соколе»: Исламов — Демин — Шастин...
А.Демин вместе с О.Исламовым прошел путь с первой лиги до бронзовых призеров чемпионата СССР (это был 39 чемпионат,самый счастливый для Киевских болельщиков)...
Грубый напортачил...
Анатолий Демин родился в 1954 году, а не в 1951 (i am sorry) !
Анатолий один из тех, немногих игроков, прошедших путь в «Соколе» от команды, находившейся в забвении даже в Киеве, до «грозы авторитетов» в Чемпионате СССР (официальный титул) и бронзовых медалей. Многие годы ведущий игрок «Сокола», командный игрок, центральный нападающий, одинаково хорошо играющий, как в атаке, так и в обороне. Несмотря на это, всегда был удивительно скромным. Крепкого эдоровья тебе Толя и надеюсь, что сможешь принести еще много пользы украинскому хоккею. Таких людей нельзя забывать.