хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииСоколОТВЕРГНУТЫЕ?

31-07-2009 12:01 Обозреватель "СЭ" рассказывает об игроках "Сокола", которые по разным причинам покинули в межсезонье киевский клуб генка

Еще два года назад этот квартет можно было назвать подающим надежды. И пускай этих игроков уже не запишешь в разряд молодых да ранних, этот «средний класс», с поправкой на реалии современного украинского хоккея, можно было отнести к будущему «Сокола». Более того, Александр Бобкин и Вадим Селиверстов, а затем Александр Караульщук и Виталий Доника имели шансы стать оплотом атаки и последнего рубежа киевского клуба. Но жизнь спортсмена полна неожиданностей: сегодня ты в фаворе у тренерского штаба, а завтра тебе не находится места в составе. Так произошло с нападающими Бобкиным, Караульшуком, Доникой и вратарем Селиверстовым, которым пришлось покинуть «Сокол».

О проблемах Бобкина с лишним весом не говорил только ленивый, однако любимец киевской публики продолжать успешно выполнять свою работу на льду — естественно, когда его на лед выпускали. Те несколько смен, которые удалось отработать киевской «восьмерке» в поединках против команд российской высшей лиги не убедили главного тренера «Сокола» Александра Сеуканда. Конечно, особняком стоят две игры киевлян на выезде против «Белгорода» — их, напомним, они проводили ослабленным составом (большинство хоккеистов в сборной сражались за единственную путевку на Олимпиаду). Тогда Бобкин блеснул, отметившись заброшенной шайбой и результативной передачей. Правда, старания нападающего оценил лишь ассистент Сеуканда — Анатолий Степанищев. До этого, к слову, Бобкин успел уже поиграть в аренде в «Немане» — провел несколько удачных игр, но вернулся в Киев из-за разногласий с тренером. Между тем, как ни странно, именно в этом белорусском клубе он продолжит карьеру в будущем сезоне.

Караульшука два года назад Сеуканд называл лидером команды. Однако затем судьба обошлась с ним несправедливо: попав под грубый силовой прием — удар коленом в колено белгородца Теслюкевича, он получил разрыв связок, и более чем на полгода остался без хоккея. Восстановившись же, нападающий, в свое время игравший в одной из ведущих молодежных лиг Канады, даже получил вызов в национальную сборную Владимира Голубовича. Однако на чемпионате мира в Японии Караульшук «отметился», когда в решающей встрече с венграми при счете 2:3 не сумел поднять шайбу на пятачке соперника и поразить уже пустые ворота.

На фоне общей неудачи сборной промах игрока никто не заметил, однако с приходом в «Сокол» ряда украинских форвардов из белорусских клубов Караульщук потерял место в составе. Его нацеленность на ворота соперника сыграла с ним злую шутку: хороший распасовщик, а в душе индивидуалист, он потерялся в тренерских схемах. Зачастую Сеуканд ставил его в одно звено с таким же индивидуалистом Доникой. Между тем Караульщук проявил одно из важнейших игровых качеств в матчах национального первенства: оказавшись в команде с молодыми игроками «дядькой-наставником», он щедро снабжал младших товарищей голевыми передачами. Регулярный сезон закончил в списке лучших бомбардиров. Казалось, мы снова увидим Караульщука в форме «Сокола», но буквально за день до межсезонья руководство клуба объявило, что не заинтересовано в его услугах.

Лучший голкипер ВЕХЛ-2003/04 Вадим Селиверстов был настоящим оплотом команды в одном из самых провальных сезонов «Сокола» три года назад. Селиверстов, имея контракт с «Беркутом», выходил на лед в составе сине-бело-голубых в качестве арендованного игрока. В тех немногочисленных матчах он проявил себя настоящим лидером, не раз спасая именитый клуб от позорных поражений. Естественно, на следующий сезон Селиверстов был подписан «Соколом», и стал вратарем 1. Правда, у него было несколько неубедительных игр, но в целом Селиверстов закрепился в составе.

Иная ситуация сложилась в следующем сезоне, когда в Киев вернулся Игорь Карпенко. Сеуканд доверял только ему, а Селиверстов стал защищать честь клуба в чемпионате Украины. При таких раскладах непросто рассчитывать на появление уверенности в собственных силах. Вот и Селиверстов в тех матчах, в которых его все-таки выпускали на лед, наделал ошибок на несколько игр вперед. Роковой момент для Селиверстова наступил, когда стало известно, что «Сокол» подпишет Симчука, а в регламенте чемпионата Белоруссии появилось требование о наличии в заявке на матч двух игроков 1990 года рождения. Под этот возраст попадал один из конкурентов «Сильвера» — перспективный Михаил Балабан. Селиверстову в результате пришлось покинуть клуб.

Виталию Донике, сыну известного игрока киевлян 80-х годов, ситуация в «Соколе» никогда не казалась убедительной. Волею травм и тренерских решений он зачастую оказывался вне состава, поэтому и проявить себя на льду в полной мере не мог. Ввиду игровой специфики этого хоккеиста ему, как никому другому, необходимо было много игрового времени, дабы реализовать свои возможности. Доника, как, впрочем, и многие индивидуалисты, немного затерялись в тренерских схемах сине-бело-голубых. А в самом начале межсезонья, едва игроки разъехались по отпускам, официальный сайт клуба разместил информацию, что нападающий покидает «Сокол» по причине+разногласий с Александром Сеукандом.

Это был своего рода прецедент, ведь в последнее время ни один хоккеист, уходящий из киевской команды, не позволял себе вслух говорить об истинных причинах ухода.

«Когда тренер при всей команде непонятно за что обзывает меня обманщиком хоккея, а потом за глаза составляет мне негативную репутацию перед клубами КХЛ, которые проявляли ко мне интерес, любому терпению приходит конец. Теперь под руководством Сеуканда играть не смогу, хотя я фактически являюсь воспитанником Александра Юрьевича во взрослом хоккее», — сокрушался Доника в интервью официальному (!) сайту клуба. Надо отметить, что особого резонанса его заявление не вызвало. Но как бы то ни было, «Сокол» потерял еще одного скоростного игрока, отличавшегося хорошей физической готовностью.

Завершить этот комментарий хотелось бы фразой, которую как-то в сердцах бросил один из воспитанников украинского хоккея, отправившихся искать счастья в России. Как-то не под диктофон он сказал мне: «Как было здесь 10 лет назад, когда уезжал, так и осталось. Отношение к молодым игрокам не изменилось»


Ситуацию прокомментировал для «СЭ» дал бывший нападающий «Сокола»

Александр КАРАУЛЬЩУК: «МЫ ЕЩЕ ВЕРНЕМСЯ!»

- Два года назад Александр Сеуканд называл вас лидером команды. Затем вы получили тяжелую травму и потеряли место в составе, а в прошлом сезоне в основном играли в третьем-четвертом звене...

- Думаю, основная проблема не в травме, а в наших личных отношениях с главным тренером. В принципе, это ни для кого не секрет. С партнерами и руководством у меня сложились хорошие отношения, да, впрочем, и остались таковыми после моего ухода. Мы продолжаем общаться. Поэтому, думаю, рано или поздно «Сокол» снова появится в моей жизни. Мне ведь не 40 лет, и играть еще предстоит достаточно долго.

- Однако нельзя сказать, что тренерский штаб киевлян не давал вам шанс...

- На льду я проводил по две-три минуты, а за это время, пожалуй, лишь Юра Дьяченко может забивать много голов. Впрочем, нельзя сказать, что моя результативность была невысока: когда командой руководил Анатолий Николаевич Степанищев, я поиграл и в обороне, и в атаке, на привычной позиции в центре нападения — и на всех набирал очки. Словом, самое главное для хоккеиста — доверие и игровое время.

- Иными словами, если хоккеист понимает, что на него рассчитывают, это вдохновляет?

- Не то чтобы вдохновляет. Просто чем больше времени ты проводишь на льду, тем лучше чувствуешь себя в игре — не сбивается дыхание, не немеют ноги. И так на протяжении всех 60 минут матча. А выходя на лед раз за период, понимаешь: единственный шанс для тебя выкарабкаться из четвертого звена — забить или отдать пас. В результате подсознательно концентрируешься на нападении, а не на защите. Случаются ошибки. Однако в том, что я в равной степени умею играть в обороне и атаке, сомнений нет.

- Когда вы узнали о том, что не тренерский штаб «Сокола» больше на вас не рассчитывает?

- В последний день отпуска, когда я позвонил Вячеславу Дмитриевичу Завальнюку. Конечно, было бы лучше, если бы мне дали конкретный ответ в конце сезона. Тогда у меня возник рецидив старой травмы, не позволившей поехать на матчи 1/4 финала в Ханты-Мансийск. До последнего момента я ждал какого-то движения со стороны «Сокола», надеялся остаться здесь. У моей жены в Киеве хорошая работа, да и сына хочется видеть чаще, чем раз в полгода. Поэтому приоритетом для моей карьеры был украинский клуб. Но в том, что пришлось уезжать, ничего страшного не вижу. Надо двигаться дальше.

- В прошлом сезоне состав третьего-четвертого звена часто менялся. Когда узнавали, в какой тройке будете играть?

- Четвертое звено никогда не было постоянным. К примеру, поначалу тренер поставил меня в звено с Бобкиным и Дьяченко, и лучшей тройки для себя я не мог пожелать. Месяц ушел на то, чтобы окончательно сыграться. У нас многое получалось, Юра забивал немало голов. Потом по разным причинам убрали Саню, меня.

- Зачастую тренеры мотивируют выбор того или иного игрока для основного состава его работой на тренировках. Вам-то по этому поводу что-то говорил главный тренер?

- Дело в том, что на тренировках наигрывалось в основном первое и второе звено. В остальном состав часто менялся. К примеру, мне даже довелось поиграть в одном звене Ромой Сальниковым и Димой Цырулем — большими мастерами, хоккеистами национальной сборной. В целом, частые перемены, на мой взгляд, не приносили особой пользы. Мне кажется, такие шаги стоит предпринимать, когда команда теряет свою игру и попадает в полосу неудач. Если у ребят все получается и они делают результат, менять ничего не стоит.

- Вы упомянули, что под руководством Степанищева не только получали много игрового времени, но и забивали. Многие считают ту команду образцом атакующего хоккея. Согласны?

- Я давно знаю Анатолия Николаевича, поэтому могу утверждать, что он приверженец атакующего, даже комбинационного хоккея. А Сеуканд считает главным компонентом «капкан в средней зоне», то есть исповедует более оборонительную тактику. Мне по душе и один, и другой вариант. Главное, чтобы команда выигрывала, а хоккеист получал от игры максимум удовольствия.

- В прошедшем сезоне вам довелось поиграть и в национальном первенстве, где костяк «Сокола» составляли молодые хоккеисты. Что почерпнули из этого опыта?

- Мне это пошло только на пользу — я понял, что в чемпионат Украины пока переходить рановато. (Улыбается). Надеюсь, что наше первенство с годами будет прогрессировать. Но есть и другая сторона: мы постоянно учились чему-то друг у друга.

- Насколько я знаю, вы не против продолжить карьеру где-нибудь в Европе...

- По крайней мере, было бы интересно посмотреть, как там все устроено в плане организации клубной деятельности. Да и уровень европейских чемпионатов в принципе не так уж низок. Кстати, когда-то я ездил на просмотр в Финляндию, пробыл там лишь три недели, но и за этот срок понял, что там к хоккею исключительно профессиональный подход, плюс немного иной метод подготовки, отношение к игрокам.

- А что же чемпионат Белоруссии?


- Такой вариант я тоже не исключаю. Например, насчет «Немана», в котором теперь будут играть мои друзья Александр Бобкин и Артем Бондарев, я общался с дядей Бондарева — известным в прошлом арбитром Алексеем Друкаренко. Но загвоздка в том, что до конца месяца я должен быть в Киеве, чтобы уладить кое-какие дела, не связанные с хоккеем. Поэтому пока подготовка к сезону для меня ограничивается игрой в теннис, три раза в неделю я совершаю пробежки, а также катаюсь на льду.

- О травме, на полгода оставившей вас вне игры, вспоминать не хочется?

- Как и о любой другой. После той злополучной игры я дважды виделся с Теслюкевичем. В первом случае — в марте 2008 года в Белгороде — он не вышел на лед. Хотя все знали мое желание не то что отомстить, но выяснить отношения — конечно же, не с помощью колена. Второй раз случился там же: как раз в тот момент, когда мы приехали в Белгород молодой бригадой под руководством Степанищева. Тогда мне удалось пообщаться с парнем — на разминке мы стали на красной линии и обсудили все. Пришли к выводу, что назад время не вернешь, но если на льду у нас возникнет конфликтная ситуация, он и так знает, что я умею. А если нет, то мстить — это не для меня.

- То есть тема с Теслюкевичем закрыта?

- Да. А самое главное, что закрыта и тема с коленом. Мне, наконец, удалось залечить его как следует — изначально я лечил его не совсем правильно. После операции нужно было пить специальные препараты, а самое главное, наколенник, должен полностью подходить моей ноге, а не покупаться в обычном магазине.

- Рассчитываете в новом клубе попасть в поле зрение тренеров украинской сборной?

- Не секрет, что я долго не хотел играть в сборной, но после того, как дебютировал на чемпионате мира, возникло желание снова надеть свитер национальной команды. Самое главное, чтобы мой стиль игры подходил под тренерскую концепцию того специалиста, который будет руководить национальной командой.

- А почему вы не хотели играть за сборную?

- Это было связано с моими личными убеждениями. Я пропустил два молодежных чемпионата мира, когда еще проходил по возрасту. Тогда считал, что для меня важнее посвятить все время клубу, набраться опыта. Ведь есть большая разница между играми в молодежных канадских лигах, где за тобой порой следит несколько десятков скаутов из НХЛ, и молодежным чемпионатом мира в первом дивизионе. По сути, для меня это был шанс засветиться. Тем более что тренеры не были в восторге от моих вызовов в сборную — многие из них даже не знали, где находится Украина.

- Однако сейчас времена изменились...

- Да. Я могу даже предположить, что буду играть там. Ведь те ребята, которым уже далеко за 30, не в обиду им будет сказано, скоро завершат игроцкую карьеру. Главное, чтобы молодым игрокам давали шанс.

- В чем причины недоверчивого отношения тренеров к игрокам вашего поколения?

- Насколько я помню, в «Соколе» в свое время было семь-восемь игроков 1983 года рождения — воспитанников Юрия Дмитриевича Крылова. Но больше одного-двух сезонов никто не продержался. Почему? Наверное, если бы в Украине существовала еще одна команда, которая была бы способна создать реальную конкуренцию «Соколу», больше бы игроков находилось на виду.

- Верите, что еще вернетесь в «Сокол» вместе с Бобкиным, Селиверстовым и Доникой?

- Ребята, которых вы перечислили, — мои друзья. Мы давным-давно знаем друг друга, и я ценю их такими, какие они есть. И я верю, что наше время еще придет, и мы вернемся!

Мнение об ушедших игроках высказал главный тренер столичного клуба

Александр СЕУКАНД: «ВИДИТ БОГ, К БОБКИНУ У МЕНЯ НЕТ ПРЕДВЗЯТОГО ОТНОШЕНИЯ»

- Александр Юрьевич, в межсезонье команду покинули несколько игроков, которые, по мнению многих, могли бы усилить нападение «Сокола». Главной причиной ухода они назвали разногласия с вами...

- Я понимаю, кого вы имеете в виду. Во-первых, Доника. Его никто не выгонял из команды. Я воспользовался правом, которое есть у главного тренера — урезал ему зарплату. Но не просто так, а потому что игрок Доника самовольно во время матча чемпионата Украины покинул скамейку запасных. Были требования — играть с полной отдачей, и он должен был выполнять их, как это подобает игроку «Сокола» и кандидату в сборную. У него была какая-то обида на меня из-за того, что я посадил его в запас. Но мои требования естественны — в первую очередь я требую игры.

В отношении Саши Караульщука ситуация примерно та же. В том количество матчей, которое я дал ему провести, он не усилил игру команды. Хотя в свое время ему были выданы некоторые авансы, была какая-то перспектива — все-таки он свой воспитанник, центральный нападающий. К сожалению, он не сыграл так, как от него ждали.

В третьих, Бобкин. Многие переживают за этого парня и делают из него мученика. Я читал интервью, где он говорит, что Сеуканд заставляет Бобкина играть в обороне. Ну, во-первых, я всех заставляю играть в обороне, не только Бобкина. Это требование не только мое, и ни один тренер не будет требовать в ущерб себе. Во-вторых, есть тренерское кредо, и, на мой взгляд, фундамент командной игры строится на обороне. Даже в Северной Америке многие великие команды играют в таком стиле. Видит Бог, предвзятости к Бобкину у меня нет. Если бы он захотел быть в команде, наверняка ему дали бы шанс, заключили просмотровый контракт. Но он посчитал, что нужен в Гродно, и это его право.

Артем АНАНЬЕВСКИЙ, «Спорт-Экспресс в Украине», 31.07.09

Артем АНАНЬЕВСКИЙ

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Уважаемый Александр Караульщук. Поделюсь секретом.
Чтобы не сбивалось дыхание мало 3-х пробежек в неделю. А теннис Вам не поможет.
В успехе доля таланта от силы 20%. Все остальное каторжный труд.
И все зависит от вас. Если не хочется мыкаться по другим клубам.
Целеустремленный и сильный спорцмен может почти все.
Ленка про Слая есть — про Федю нет.
Интересная статья но очень грустная... и про Слая ни слова...
Будут гражданство принимать и правильно сделают!
Известие о том, что фарм-клуб киевлян «Сокол-2» не выступит в высшей лиге чемпионата Беларуси, мягко говоря, шокировало хоккеистов украинской команды. Многие молодые исполнители из числа резервистов моментально активизировали свои силы в поиске новых клубов, дабы продолжить выступления в соседском чемпионате с целью роста мастерства.

«Первыми ласточками», кто оперативно сумел трудоустроиться в престижном белорусском первенстве, стали 18-летний фактурный защитник Константин Шарапов (09.05.1991) и 18-летний нападающий Денис Симонов (23.10.90).

Хоккеистов молодежной сборной Украины пригласил к себе финалист прошлогодней экстралиги – хоккейный клуб «Гомель».
Хорошая статья, с интересом прочитал. А про Силика ни чего не слышно? Нашел он клуб для продолжения каръеры? И про Федорова забыли..
Наконец-то у Ананьевского первая нормальная статья, а не лизоблюдская...