хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииИгроки"Играя в НХЛ, я устал от обменов и переездов"

03-10-2001 03:05 Интервью Александра Годынюка журналу "Спорт-Медиа"

Мечта любого хоккеиста сыграть в самой сильной лиге мира - НХЛ сбывается не всегда. За океан едут выступать только лучшие из лучших. Александру Годынюку это удалось. Его заокеанский, казалось бы, несбыточный мираж стал реальностью. В двадцатилетнем возрасте он уехал в Северную Америку, где задержался на семь длительных сезонов, в течение которых ему пришлось сыграть за пять клубов. Но рано или поздно однообразная жизнь надоедает. В один прекрасный день Александр понял, что перестает получать удовольствие от игры, выступая в НХЛ. Поэтому им было принято решение - перебраться в Европу. Прошлый сезон он провел в швейцарском чемпионате, а в следующем, по всей видимости, отправится в Германию.

В 16 лет я дебютировал в "Соколе"

- Александр, что для тебя значит хоккей?

- О хоккее я мечтал всегда. Полюбил эту увлекательную игру еще в раннем детстве. Футбол почему-то нравился не очень... Хотя вначале совмещал эти два вида спорта. Зимой играл в хоккей, а летом - в футбол. Именно тогда закончилось строительство хоккейного дворца "Красный экскаватор", и я решил записаться в секцию хоккея. Было мне тогда 10 лет. Как-то к нам пришел тренер известной детской команды "Льдинка" Владимир Алешин, которому нужны были крепкие ребята. Он обратил на меня внимание, хотя сейчас не уверен, что выделялся своим катанием от других сверстников. На Владимира Алешина, скорее всего, произвели впечатление мои физические данные. После тренировки он подошел ко мне и пригласил в свою команду. Не долго раздумывая, согласился. Начал заниматься в спецклассе, где провел шесть лет.

- А затем в совсем юном возрасте ты попадаешь в "Сокол"...

- Свой первый матч в "Соколе" я сыграл в 16 лет. Богданов еще только подпускал меня к "основе". А в следующем сезоне я уже стабильно стал играть в основном составе. Не буду хвастаться, что все складывалось легко, но и особой боязни не ощущал. Наверное, потому, что рядом выступали легендарные Ширяев, Степанищев, Шастин и другие.

- Располагая высококласснымн хоккеистами н наставниками, "Сокол", к сожалению, так и не смог завоевать золотые медали союзного первенства.

- Как правило, в то время "Сокол" занимал пятое место. Думаю, что можно было выступать и лучше, хотя и такой результат расценивали как неплохой. Выиграть медали чемпионата было практически невозможно, ведь команды-соперники имели в своих составах суперзвезд.

- Ты считался перспективным хоккеистом, входил в различные юношеские сборные Союза. Неужели не "сватали" московские клубы?

- Ходили слухи о моем переходе в московское "Динамо". Но я никогда не стремился уехать в "белокаменную".

Год я не разговаривал

- Тем больше, что на горизонте появилась возможность поиграть в команде НХЛ - "Торонто Мэйпл Ливз".

- На молодежном чемпионате мира в 1990 году в Хельсинки меня признали лучшим защитником и включили в символическую пятерку игроков чемпионата. Именно на мировом первенстве руководство "Торонто" обратило внимание на мою игру. В Киеве возник конфликт. "Сокол" не желал отпускать меня в НХЛ. Но несмотря на все преграды, из Киева я уехал.

- Как на это отреагировали родители?

- Они меня поняли. Ведь НХЛ - это профессиональный рост, шаг вперед. Естественно, волновались, переживали, знали, что будут скучать, но уговаривать остаться не стали.

- Я как встретили выходца из "совка" заокеанские "толстосумы"?

- Нормально. С хоккеистами и руководством "Торонто" сложились прекрасные отношения. Сразу же подружился с Майком Крушельницки и Питером Зезелем. Проблем практически не возникало. Только с языком испытывал дискомфорт: если на хоккейной площадке легко мог достичь взаимопонимания с партнерами, то в жизни... В начале общался через переводчика, а спустя восемь месяцев я уже все понимал, смотрел фильмы, но говорить стеснялся. В течение года этот пробел исчез, и я заговорил на английском языке.

- Клуб не беспокоился о твоем быте?

- В Северной Америке не принято, чтобы клубы занимались бытовыми вопросами. Тебе платят деньги, а ты покупай на них, все что придумаешь. Первые месяцы я жил в отеле, а через полгода купил себе дом.

- Быстро ли адаптировался к североамериканскому хоккею?

— Сразу по приезду меня отправили в фарм-клуб, где я отыграл месяц, а потом взяли в первую команду. Надо сказать, что играть в НХЛ проще, когда ты приезжаешь из Европы. А вот вернуться в Европу и демонстрировать высокую игру не очень легко.

Тренер "Калгари" ненавидел русских

- Какие задачи ставились перед "Торонто"?

- Планировали выйти в плейофф, но так этого и не сделали. Игра есть игра. В своем дебютном сезоне в НХЛ я сыграл 18 матчей. Это был мой первый и последний сезон в "Торонто". По окончанию чемпионата руководство клуба решило обменять меня и еще некоторых игроков на хоккеистов "Калгари Флеймз". Трейды (обмены) для НХЛ вполне закономерное явление. Начинаешь сезон в одной команде, а заканчиваешь неизвестно где.

- И как у тебя складывались дела на новом месте?

- "Калгари Флеймз" - известный клуб со славным прошлым. За коллектив тогда выступали "звезды" первой величины - Флери, Маккинис, россиянин Макаров. Но реализовать свой потенциал команда не смогла, проиграла много матчей и не пробилась в плейофф. А вскоре начали возникать конфликты с главным тренером Дейвом Кингом, известным специалистом, который долгое время возглавлял национальную сборную Канады. Он страшно не любил хоккеистов из бывшего Союза. Наверное, те ему не один раз "насолили". Я ушел из "Калгари" во Флориду, которая в том сезоне дебютировала в НХЛ.

— Но и во "Флориде" ты надолго но задержался?

— Во "Флориде" я регулярно выходил на лед. Играл, в принципе, неплохо, но это еще не значит, что ты застрахован от трейда. "Хартфорд" уже давно положил на меня глаз. А здесь такая возможность стала реальной. В 1994 году я подписал трехлетний контракт с "Хартфордом". Три сезона стабильно выходил в основном составе: был лучшим хоккеистом по системе "гол+пас" и самым результативным защитником команды. В 1997 году у меня закончился контракт и руководство "Хартфорда" делает очередной трейд. Теперь я оказываюсь в "Сент-Луисе".

- После успешно проведенных сезонов в "Хартфорде" ты имел все основания рассчитывать, что и в "Сент-Луисе" станешь ключевым игроком?

- На втором тренировочном сборе я получил травму, два месяца лечился, а "Сент-Луис" тем временем удачно стартовал в чемпионаге и занимал лидирующие позиции. А это значило, что пробиться в "основу" будет тяжело. К тому же беспокоила травма. Потому, несмотря на действующий контракт, я перехожу в команду "Чикаго", которая выступала в Интернациональной лиге (АНL). Эта лига не имеет никакого отношения к НХЛ. Играют в ней независимые команды и несколько энхаэловских фарм-клубов. Тренер "Сент-Луиса" уверял, что после того, как восстановлю свои игровые кондиции, вернусь обратно. Но сезон закончился, а приглашения так и не последовало. В тоже время многие европейские клубы желали видеть меня в своих рядах. Я откликнулся на приглашение швейцарского клуба "Берн".

- Получается, играя в НХЛ, ты не знал, каким будет твой завтрашний день?

- По НХЛ ностальгии не испытываю, даже перестал следить за регулярным чемпионатом. Я устал от обменов и переездов. Играя в НХЛ, ты не знаешь, как сложится твой завтрашний день. Мне же хотелось стабильности и спокойствия. Тем больше, что подрастают дочки - Лиза и Полина. Вернувшись в Европу, я еще больше полюбил хоккей и ощутил прилив новых сил, как когда-то в детстве. Снова получаю удовольствие от игры. В НХЛ этих чувств я не испытывал. Уровень швейцарского чемпионата значительно ниже, но и здесь есть свои "звезды". Играет много канадцев, россияне - Быков и Хомутов, наш Ширяев. Мой "Берн" в силу объективных причин выступил не совсем удачно и занял пятое место.

- Ты играл против "звезд" мирового хоккея - Гретцки, Лемье, Селянне. Не возникало ли у тебя ощущения боязни и неуверенности перед соперником?

- Выходя на лед, я не испытывал страха. Для меня не имеет значения против кого играть. Конечно, чем выше мастерство соперника, тем тяжелее будет играть против него. Больше всего из "звезд" мне понравился Марио Лемье - суперклассный хоккеист с великолепными физическими данными. Он может забросить сам, сделать голевую передачу, прекрасно видит площадку, очень хорошо катается.

- В НХЛ играет группа хоккеистов из стран СНГ. Поддерживал ли ты с кем-то из них дружеские отношения?

- Дружим семьями с Христичами. Очень рад, что карьера Димы в НХЛ складывается успешно. Ежегодно он повышает свои показатели. Дружу с Житником, Буре, Могильным, Федоровым, которых знаю по "молодежке".

- Обязательный атрибут матчей НХЛ - драки. Как известно, в каждой команде есть свои "бойцы".

- Это действительно так, во всех клубах НХЛ есть такие "боксеры". А драки - это шоу на льду. Я также принимал участие в "разборках", но это было не шоу, просто провоцировал соперник.

- Чем кроме хоккея запомнилась тебе Америка?

- Впечатлений много. Всегда вспоминаю своих друзей-американцев. Это своеобразные люди, которых надо научиться понимать. Думаю, что мне это удалось.

- Могут ли киевские болельщики рассчитывать на твое возвращение в "Сокол"?

- Ближайший сезон, скорее всего, я проведу в одном из немецких клубов, приглашений хватает. А там жизнь покажет.

Вячеслав Куценко ("Спорт-Медиа", июнь 1999).

Вячеслав Куценко

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Комментариев нет