Хоккейные публикацииСокол«Они играли за Киев». Первый капитан — Валентин Уткин

27-05-2013 15:21 Грубый

В 2013 году свой 50-летний юбилей отмечает профессиональный хоккейный клуб Сокол (Киев), начинавший свои выступления в чемпионате СССР в сезоне-63/64 под названием Динамо. Клуб из столицы Украины был переименован в 1973 году, и со временем стал одним из лидеров советского хоккея, завоевав в 1985 году бронзовые медали. Воспитанники ее школы становились Олимпийскими чемпионами, выигрывали первенства мира и Европы, Кубок Стэнли… Сейчас легендарная киевская команда переживает не лучшие времена, уступая второй год подряд звание чемпиона Украины. Киевляне чаще попадают на страницы СМИ со скандалами о задолженностях перед хоккеистами, реконструкцией домашней арены клуба Авангард и т.д.

В юбилей команды iSport.ua пообщался с первым капитаном киевлян — Валентином Павловичем Уткиным. 12 января 2014 года Заслуженный тренер и Заслуженный работник физической культуры и спорта Украины отметит свое 80-летие, пятьдесят лет из которых он отдал киевской хоккейной команде. После завершения игровой карьеры с 1968 по 1976 года был ее тренером, с 1977 по 2009 года директором СДЮШОР «Сокол».

Он и до сих пор продолжает трудиться в хоккейной школе команды на должности старшего методиста-инструктора. В юбилей киевского Сокола Валентин Павлович рассказал о страницах истории некогда флагмана украинского хоккея, его становлении и сегодняшних проблемах. Разговор получился интересным и долгим, ведь за пятьдесят лет многое произошло.

- Я приехал в Киев в июне 1963 года. В команде на тот момент были два игрока – Илья Фридман и Юрий Быстров. С 1 июля нас уже официально оформили в клуб.

- Как Вам поступило предложение от Динамо?

- У хоккеистов обычно отпуск с 1 по 30 июня. В это время я отдыхал на Кавказе, когда неожиданно получил письмо от Дмитрия Николаевича Богинова, знаменитого тренера горьковского Торпедо, которого пригласили работать в столицу Украины. В нем он писал, что в Киеве создается хоккейная команда, и он видит меня в ее составе. Прилетев в Киев, обговорили условия, где моим главным пожеланием было предоставления мне квартиры. Но была проблема с переходом, так как с московского Локомотива, с которым я завоевал бронзовые медали в 1961 году, меня не хотели отпускать. Но в то время получить квартиру в Москве было невозможно, а я жил в семье с братьями и сестрами. Даже игроки сборной СССР не могли получить жилплощадь, не говоря уже про других хоккеистов. Мне пора было обзаводиться своим гнездом, поэтому раздумывал недолго. Уже в августе мне предложили однокомнатную квартиру на Площади Победы, в которой жил футбольный вратарь сборной СССР и киевского Динамо Виктор Банников. Он получил ордер на двухкомнатное жилье. Я посмотрел квартиру, меня все устроило, но вот-вот должна была родить жена моего партнера по команде Жоры Юдина, и я согласился уступить очередь ему и получить квартиру позднее. В декабре общество Динамо построило дом на улице Щорса, и я отпраздновал новоселье.

[img=Валентин Уткин: «Мы верили, что в Украине прорастет «зерно» хоккея»,450,294,middle]http://isport.ua/uf/images2/%D1%83%D1%82%D0%BA%D0%B8%D0%BD%20%D0%B8%20%D1%8E%D0%B4%D0%B8%D0%BD.jpg[/img]

Игра Динамо при переполненных трибунах в Куйбышево. Второй слева Георгий Юдин, крайний справа Валентин Уткин


- А где жили до этого?


- На базе Динамо в общежитии, которое было на Святошино. Сейчас его уже снесли.

- До перехода в Динамо бывали в Киеве?

- Да. У меня здесь жили родственники, семья родной тети по отцу. Когда я гостил у нее, то мне город очень понравился – зелень, Днепр, чисто везде, хороший климат. Когда создавалась киевская команда, то все хоккеисты из Москвы, Ленинграда, Горького и других городов с удовольствием переезжали в Киев. Тем более в 1965 году президентом Федерации хоккея Украины стал Анатолий Николаевич Хорозов, который был управляющим делами Госплана, имея большие возможности помогать команде. Во многом из-за этого у нас за год собрался боеспособный коллектив.

[img=Валентин Уткин: «Мы верили, что в Украине прорастет «зерно» хоккея»,450,335,middle]http://isport.ua/uf/images2/%D1%83%D1%82%D0%BA%D0%B8%D0%BD%20%D0%B8%20%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%BE%D0%B2.jpg[/img]

Валентин Уткин (слева) и Анатолий Хорозов

- Как Вы стали капитаном Динамо?


- В то время капитана везде выбирали тайным голосованием, и мне посчастливилось стать первым капитаном киевлян. Команда у нас была дружная, мы стояли друг за друга не только на хоккейной площадке, но и в бытовом плане. Не случайно мы уже в 1965 году заняли первое место в Первой лиге, и вышли в Высшую, где играли сильнейшие команды страны.

- На Ваш взгляд в 1963 году в Динамо был отбор хоккеистов или тренер Дмитрий Богинов набирал игроков под свою модель команды?

- Думаю, это больше был набор, так как Дмитрий Николаевич хорошо знал наши возможности, и большого отсева не было. Всего два-три игрока не подошли тогда Динамо. Игорь Алексеевич Шичков, капитан «серебряного» горьковского Торпедо 1961 года, тогда был вторым тренером, но я уговорил его еще поиграть полгода. Его опыт очень пригодился.

- Какие были проблемы у команды?

- Было много скептиков, которые не верили, что хоккей в Украине приживется, но мы верили, что «зерно» прорастет. И сейчас, когда собираемся с ветеранами, мы понимаем, что сделали большое дело, потому что зрители стали ходить на наши игры. Киевляне полюбили хоккей – Дворец Спорта практически всегда был заполнен. Была большая проблема «лишнего билетика». В то время сборная СССР начала обыгрывать всех на международной арене, постоянно становилась чемпионами мира и Олимпийских игр. В Киев приезжали «звезды», и нам приходилось скрываться от знакомых, которые просили достать билеты на игры. Болельщики настолько хотели попасть во Дворец Спорта, что на одной из игр вынесли стеклянные входные двери и прорвались на трибуны. Про нас писали в газетах, игры показывали по телевидению, и хоккей стал популярным видом спорта во всей Украине. Построили хоккейные Дворцы в Харькове, Днепродзержинске, Северодонецке, Донецке и других городах. Хоккей начал развиваться, и как показало время — тогда был заложен хороший фундамент. Воспитанники украинского хоккея в будущем становились чемпионами Олимпийских игр, чемпионами мира и Европы в составе взрослой сборной СССР, молодежной и юниорской.


1966 год. Динамо Киев в киевском Дворце Спорта.


- В ваше время часто хоккеисты еще играли в футбол на высоком уровне…


- Уже, нет. Это в поколении Всеволода Боброва 60 процентов игроков зимой играли в хоккей, а летом — в футбол. Когда мы были мальчишками то так и играли, потому что практически не было искусственного льда. Но потом, когда начало играть мое поколение, то удлинился срок подготовки. Команды мастеров уже с середины осени уезжали готовиться в Сибирь и Урал, где в начале ноября уже был лед. Да и футбольные команды дольше стали готовиться к сезону, и поэтому мое поколение уже занималось чистой специализацией – или хоккеем, или футболом.

- Дружили с футболистами киевского Динамо?

- Когда мы приехали, то в дубле киевлян играли Владимир Мунтян, Евгений Рудаков, Владимир Веремеев, Вадим Соснихин и другие футболисты. Мы с ними сдружились.

- Вспомните первую хоккейную игру в Киеве против СКА (Куйбышев), первую заброшенную шайбу киевлян Валентина Мартынова….

- Если бы я знал, что сейчас будут вспоминать, кто забросил первую шайбу, то я бы ее постарался забить (смеется). Судил первую игру арбитр Сеглин Анатолий Владимирович, в прошлом знаменитый игрок в хоккей с шайбой, хоккей с мячом и футбол. Валя Мартынов забил первый гол, Сеглин к нему «подлетел» и забрал клюшку и шайбу. Куда он ее забрал — я не знаю. Возможно, в музей какой-то. Тогда клюшки были не такие дорогие, и часто ломались. Мы на каждый матч готовили пять-шесть клюшек.

- Загиб на клюшке уже был?

- Нет, они еще были прямые. Клюшки были деревянные и тяжелые. Нам приходилось к каждой игре их готовить, строгая маленьким рубанком крюк, чтобы шайбу было лучше вести и бросать. Мы играли и тренировались тогда еще без шлемов, а вратари стояли в воротах без масок. Часто из-за этого было много травм.

- На первой игре присутствовали высокопоставленные чиновники?

- Были только спортивные руководители: Сокол Владимир Васильевич – председатель Госкомспорта, Мизяк Андриан Алексеевич - зампред спорткомитета Украины. Кстати, это была его инициатива организовать в Киеве хоккейную команду. Ведь киевский Дворец Спорта, — это была всего вторая искусственная хоккейная площадка в СССР.

Вот когда мы вышли в Высшую лигу, тогда на игры уже приходил Первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Васильевич Щербицкий.

- Про первого главного тренера киевлян — Дмитрия Николаевича Богинова – ходят легенды: дворянин (его отец — контр-адмирал), штрафбатальон, прошел всю войну от красноармейца до майора, орденоносец Красного Знамени… Затем спортивная часть жизни: старший тренер горьковского Торпедо — серебряного призера 1961 года, стоял у руля зарождения большого хоккея в Киеве и Тольятти, Заслуженный тренер РСФСР и УССР по хоккею. Что он был за человек?

- Авторитет в команде у него был большой. Известный тренер, человек, фронтовик. Я хоть и был капитаном, но про свое прошлое он никогда мне не рассказывал. Это была закрытая тема.


Динамо на турнире в Инсбруке (Австрия). Слева на право: Валентин Уткин, Дмитрий Богинов, Игорь Тузик и Борис Нужин


- Почему Богинов ушел из Динамо?


- Вначале пять лет у команды были хорошие условия, но потом начались проблемы. Дмитрий Николаевич видел уже не такую заинтересованность в команде. Богинов имел серьезный разговор с председателем общества Динамо Бака Михаилом Макаровичем. Они сильно поругались, и после этого у него с руководством динамовского общества закончились хорошие отношения. Дмитрий Николаевич написал заявление об уходе, и у руля команды стал Шичков Игорь Алексеевич.

- Мы привыкли, что у каждой команды есть свои принципиальные соперники. На тот момент у Динамо уже сформировались принципиальные противостояния?

- Особых принципиальных противостояний не было, но почему-то мы постоянно обыгрывали московское Динамо. Две или три игры из четырех обязательно выигрывали! А вот неудобной командой был ЦСКА, а из не московских команд — рижское Динамо. Тогда Виктор Васильевич Тихонов придумал схему игры в четыре пятерки. Это сейчас такая схема считается нормой, а тогда она была в диковинку. Раньше ведь играли тремя пятерками, а до меня – вообще двумя! Я еще застал эти времена. Казалось, куда уж больше трех! Но он придумал такую схему – и потом весь мир ее перенял. Поддерживался темп, скорость, с ними было тяжело играть. К тому же, в Риге всегда была сумасшедшая поддержка трибун.

- Валентин Павлович, как происходило переименование Динамо в Сокол…

- Ровно через 10 лет после создания Динамо, месяц в месяц, с 1-го июля 1973-го года клуб стал носить название Сокол. Я в это время был вторым тренером. Старшим был Шичков Игорь Алексеевич. Все это происходило на моих глазах. Я тогда еще ребят устраивал на авиационный завод по цехам.


Динамо Киев 1972 года. Последнее фото перед переименованием в Сокол


- Игроки работали на заводе?


- Нет, они не работали, а числились на заводе, в том числе и тренеры и обслуживающий персонал. Мы тогда еще думали над названием команды, а так как клуб поддерживал именно авиационный завод, а не конструкторское бюро Антонова, решили, что название должно быть связано с авиацией, с полетом, вот и решили назвать команду Сокол.

- Какова была причина перехода под шефство авиазавода?

- Причина банальна – финансы. В обществе Динамо на тот момент уже были футбольная команда, баскетбольная, волейбольная, ватерпольная и другие виды спорта. Председатель республиканского общества Динамо решил, что хоккей – это очень дорогостоящий вид спорта, и он добился, имея хорошие связи в ЦК компартии Украины, чтобы на свои плечи финансирование взяли профсоюзы. А уже профсоюзы и Укрсовпроф устроили нас при заводе. Динамо тогда просто избавилось от нас. Но это было, честно говоря, к лучшему. Завод стал больше уделять внимания Соколу, и условия у нас стали намного лучше. Повысили премиальные, стали выделять машины. Когда я играл в хоккей, например, то за десять лет в Динамо никто и не думал давать машины хоккеистам.

- Интересно, какие премиальные были тогда за победу?

- 25 рублей. Это были хорошие деньги. Зарплата тогда была 160 рублей. Естественно, это привлекало хоккеистов в клуб. В Киев стали съезжаться хорошие ребята: Юрий Шундров, Петр Малков, Владимир Голубович, Николай Нариманов, Анатолий Степанищев, Андрей Овчинников, Александр Менченков, Владимир Андреев, Валерий Ширяев, Анатолий Демин и многие-многие другие.

- Набирали по приглашению?

- Конечно! К тому времени в команде уже появился тренер-селекционер – Бронислав Сомович. Он занимался селекцией, просматривал, приглашал ребят. Сомович проделал большую работу, и собрал костяк команды, который потом выиграл бронзовые награды чемпионата СССР...

Валентин Уткин: «Сокол знают во всем мире» Вашему вниманию вторая часть интервью с первым капитаном ХК Динамо (Киев) Валентином Павловичем Уткиным.
Валентин Уткин (слева)

После окончания профессиональной карьеры игрока Валентин Павлович Уткин, к счастью, не стал покидать полюбившийся ему Киев. Продолжив работу в детской школе Сокола, он помог воспитать целую плеяду украинских хоккеистов, многие из которых стали знамениты на весь мир.

Во второй части интервью мы поговорили о детском хоккее, нынешних проблемах украинского хоккея и киевского Сокола, а так же о легендарном скрещении советского и канадского стилей игры, которое началось после встречи советских хоккеистов и канадских профессионалов в 1972-м году…

- Расскажите более подробно о своей работе в школе Сокола.

- После карьеры игрока я перешел на тренерскую работу. Затем 30 лет был директором школы Сокола. В Украине много талантливой хоккейной молодежи. Что надо для ее развития? Хоккейные площадки, качественный инвентарь, квалифицированный тренерский состав и календарь юношеских соревнований. Тогда это все было, поэтому и хоккей начал быстро развиться. Команда юношей 1969 г.р. стала чемпионом СССР (прототип сегодняшнего МХЛ), команды разных возрастов завоевывали «серебро» и «бронзу». Взрослая команда Сокола завоевала бронзовые медали в 1985 году, постоянно находилась среди лидеров Высшей лиги. Хоккеисты завершали хоккейную карьеру и становились великолепными тренерами. Была налажена вся инфраструктура для роста юных игроков. У нас только в СДЮШОР Сокол было шесть спецклассов!

Безусловно, тогда хоккей в Украине был одним из самых популярных видов спорта. Мы обыгрывали команды Москвы, Челябинска, Усть-Каменогорска и т.д. Вспоминаю, одну из первых наших поездок юношеской команды на турнир в Москву. Мы проигрывали 2:17, 2:12 и т.д. Но прошло всего пять лет, и мы уже попадали в восьмерку
Валентин Уткин: «Сокол знают во всем мире»
сильнейших команд СССР, затем поднимались на пьедестал. Когда пропали такие условия, лучшие игроки стали уезжать из Украины, хоккеисты стали принимать российское, белорусское, швейцарское и другие гражданства. Наши воспитанники Алексей Житник, Антон Бабчук, Николай Жердев (чемпион мира 2009 и 2012 годов), Алексей Михнов, Виктор Андрющенко, Виталий Лахматов и другие хоккеисты защищали уже цвета не украинских сборных. Даже на последнем молодежном чемпионате мира в составе россиян играл киевлянин Владимир Ткачев, за «юниорку» России Владислав Лысенко. Почему это происходит? К сожалению, игроки, их родители видят, что сейчас в Украине условия для развития хоккея не самые лучшие, и уезжают. Все это очень плохо сказывается на украинских сборных. В последнее время мы ветераны хоккея очень и очень разочарованы тем, что хоккей в Украине уступает свои позиции. Если национальная, молодежная и юниорские украинские сборные раньше играли в сильнейших дивизионах мира, то теперь в третьем по силе. Больно и трудно смотреть, что наш труд пропадает.

- Что же надо делать?

- Все очень просто. Надо создавать условия: материально-техническую базу и массовость, которая перерастет в качество.

- Первые воспитанники киевского хоккея стали появляться, насколько я понимаю, в конце 70-х начале 80-х годов?


- Да, я уже работал директором школы, и первые ребята появились в группе 61-го года рождения. Они были на сборах в команде мастеров Сокол, но из них практически никто не заиграл на хорошем уровне. Потом был небольшой провал по 62-му и 63-му годам рождения. А следующие выпуска уже попали в команду Сокол. Не сразу конечно. Сначала парни играли в фарм-клубе Сокола – ШВСМ: Анатолий Найда, Олег Синьков, Евгений Алипов, Валерий Шахрай, Сергей Бабий. Они начали создавать конкуренцию приезжим ребятам. Прошло еще пять-шесть лет – и состав начал меняться, стало больше своих воспитанников. Ну а в 90-х так и вообще команда состояла только из наших ребят.

- Было ли тогда разделение на «своих» и «приезжих»? Руководство не давило, что нужно вводить в состав больше своих воспитанников?

- Нет, такого не было. Школа ведь работала, появлялись хорошие молодые ребята. Вот пример Дмитрия Христича, чемпиона мира 1990 года, который потом уехал в Канаду. Алексея Житника в ЦСКА забрали, ставшего олимпийским чемпионом в команде СНГ в 1992 году. Очень многие ребята стали уезжать за океан или в Россию. Остальные, кто остался здесь, пополнили состав Сокола.

- Как вы возглавили школу Сокола?
- Я семь лет работал вторым тренером. И в 1976-м году старший тренер Анатолий Александрович Егоров предложил мне перейти завучем на Льдинку (школы Сокола тогда еще не было). Я согласился, но мне начали поступать предложения поработать старшим тренером. Ездил в Ярославль, но мы не договорились. В Днепродзержинске создавалась команда — там не подошли условия. Было предложение из Красноярска, где хотели основать команду. Но я подумал, что тут жена, ребенок, дом – ну куда мне ехать? Решил остаться здесь и работать с детьми. В 80-м году меня назначили директором школы Льдинка, а в 82-м году, когда построили каток Авангард на Мельникова, мне предложили возглавить школу Сокола. Через Москву я добился того, что нам сразу дали статус специализированной школы. Половину ребят со Льдинки мы перевели к нам, а половину оставили там. Плюс мы начали уже здесь набирать шестилетних ребят. Они получили великолепные условия для тренировок! Это дало результат, и в дальнейшем Сокол пополнялся практически своими воспитанниками.

- На то время условия были одними из лучших в Союзе?

- Да, одни из лучших по всей стране. У нас было практически все: и ОФП, и лед, база, и календарь. Мы приглашали ребят из других городов в наш интернат. Например, будущего чемпиона мира Михаила Татаринова, Вадима Кулабухова и других.

- Как вообще набирали детей в этот интернат?

- Мы ведь много выезжали на турниры, видели, кто и как играет. Но приглашали в основном из Украины. Правда, отказались к нам переезжать харьковские ребята, у них свои условия были хорошие. А вот в Северодонецке была группа 1970-го года рождения тренера Ткачева Анатолия Ивановича. Мы взяли семь человек. Ребята были великолепно подготовлены, катались отменно. Из Днепродзержинска взяли Дмитрия Пидгурского и несколько человек из Мурманска и Ангарска. Но из Северодонецка никто не заиграл! Хотя очень надеялись на них. Быстрые, техничные были ребята, но, к сожалению, не получилось у них. А вели эту группу я и Александр Сеуканд. Через пять лет группу закрыли, а в 90-х все развалилось. Но она дала свои плоды. Были хорошие ребята 1969-70 годов рождения. Был хороший вратарь Бондарев. К сожалению, он погиб. Саша Годынюк вышел из этой группы. В Советском Союзе проводился смотр-конкурс, где определялись лучшие школы. В 1991 году школа Сокола была признана лучшей в стране! Так что все зависит от условий, а талантов в Украине «навалом». Но нужна массовость. Наберешь 20 человек в группу, может быть, что никто не станет профессионалом. Наберешь 100 человек – пять станут профессионалами. Это не просто теория, это уже практика.


Валентин Уткин со своими воспитанниками

- После распада СССР был период, когда Сокол переименовывался на Сокол-Эскулап, выступавший в МХЛ. Расскажите подробнее о тех смутных временах клуба?


- Вы правильно сказали, что это были смутные времена. Мы тогда выживали. В то время государство и профсоюзы отказались финансировать команду. Нужно было как-то существовать. Поэтому руководство Сокола юридически переоформило клуб. В состав учредителей вошли Александр Сеуканд, Василий Фадеев и другие. Всеми путями они искали источники финансирования, и название Эскулап получили от спонсора, который занимался медициной. Учредители просто спасли команду, которая могла быть уничтожена. Но условия, конечно, ухудшились. Многие игроки разъехались. Ребята были востребованы за рубежом. Николай Нариманов, Олег Исламов и Владимир Голубович уехали в Германию, Сергей Горбушин во Францию, Анатолий Демин и Валерий Ширяев – в Швейцарию, Александр Годынюк вырвался за океан, уехали Алексей Житник и Дмитрий Христич. В молодежный состав московского Динамо уехали Виталий Люткевич и Алексей Поникаровский. В результате команда в Межнациональной хоккейной лиге выступала очень неудачно. Пришло много молодых ребят из школы. Они практически не умели игрового опыта. Но, слава Богу, что руководство Сокола, особенно Василий Митрофанович Фадеев, сумели сохранить команду.

- Читая одно из ваших бывших интервью, поймал себя на мысли, что проблемы, существовавшие 50 лет назад (отсутствие льда, квалифицированных игроков и специалистов), по большому счету вновь вернулись.

- Да, аналогии есть. В одно время в 60-х годах, когда команда снова вернулась в первую лигу, у нас начались проблемы со льдом. Дворец спорта на хоккее практически не зарабатывал. Им приходилось устраивать концерты и выставки. В результаты мы вынуждены были тренироваться, черт знает где! Было такое, что даже на открытом льду, на стадионе Динамо катались зимой. А когда Дворец спорта стал на реконструкцию, мы даже три месяца играли домашние поединки в Минске. Причем играли не во дворце, а на открытой площадке, хотя и были одними из лидеров своей группы.

- Ну а поддержка от минчан была какая-нибудь?

- Никакой поддержки не было. Никто не ходил на матчи… Получается, что тогда были проблемы со льдом и неурядицы с финансами, и сейчас практически такая же ситуация. Соколу приходиться играть в Броварах. Ну, кто туда поедет? Вопрос не столько в стоимости проезда, сколько в удобстве добираться, в потере времени. Играми в Броварах отбили у киевских болельщиков весь интерес к хоккею и Соколу.

- Два последних сезона Сокол провел с главным тренером Александром Годынюком — вашим воспитанником. Как вам работа Александра Олеговича в амплуа наставника команды?

- Годынюк до этого практически не работал главным. Поработал с юношами, молодежью. И хотя работа с молодежью и со взрослыми существенно отличается, к удивлению многих, у него получилось. Даже тогда, когда лучшие игроки уходили в другие клубы. Но, несмотря на это, команда играла. В прошлом году дошли до финала, уступив в упорной борьбе Донбассу, а в этом взяли бронзу. Но главное, команда показала очень хорошую и грамотную игру. Состава практически не было, одна молодежь. Не имея условий, зарплаты, премиальных, показывали грамотную игру и бились до конца. Это доказывает, что Саша – хороший тренер. Он сумел создать хороший микроклимат в команде, поработать над тактикой, техникой и показать результат. Но два года работы – недостаточный срок, чтобы говорить, что Годынюк сложившийся тренер. Нужно поработать пять-семь лет, чтобы можно было сказать, что он сформировался как профессиональный тренер.


Валентин Уткин (в центре) в атаке против вратаря Виктора Зингера (пятикратного чемпиона мира и Олимпийских игр 1968 года)


- Вы один из немногих, кто еще застал период романтичного советского хоккея и последующий его переход к смешанному стилю. Расскажите, как это происходило, удавалось ли вам в то время смотреть матчи НХЛ?


- Вы правильно сказали, что мое поколение играло в романтический хоккей. Мы старались красиво играть, буквально завести шайбу в ворота. Мы не были прямолинейными. Это и была советская школа, основателями которой были Анатолий Владимирович Тарасов, Аркадий Иванович Чернышев, Владимир Кузьмич Егоров, Николай Семенович Эпштейн….

Сборная СССР начала играть на международном уровне, на чемпионатах мира, где играла и Канада, но туда приезжали не профессионалы-канадцы, а любители. Я с 1970-го года часто ездил на чемпионаты мира, как в качестве туриста, так и в качестве специалиста. Я удивлялся игре канадских хоккеистов, ведь они играли совершенно по-другому. Главной их задачей было «убить» в своей зоне, а перейдя красную линию – вбросить шайбу в зону и бороться за нее. При первой возможности бросать по воротам и бежать на добивание.

А матчи НХЛ в то время не показывали. Писали только о том, что канадцы-профессионалы это выдающиеся игроки, что они задавят любую команду. Но когда на чемпионат мира в составе любительской сборной Канады приехали Карл Бревер и Фил Эспозито, то поодиночке они ничего не показали. Хоккеисты как хоккеисты. Ничего особого. Наши их обыграли, стали чемпионами мира.

Историческим моментом стал 1972-й год, когда, наконец-то, решили сыграть канадские профессионалы против сборной СССР. Все увидели, кто есть кто. Что собой представляют советские хоккеисты и знаменитые профессионалы-канадцы. Могу сказать, что вся Канада и их игроки были на 100 процентов уверены, что обыграют Советский Союз во всех матчах, так как они мало видели и мало знали нас. Они считали себя сильнейшими. И когда советские хоккеисты показали совершенно другую игру, которая была более красивой, более умной, показали класс – это сыграло историческую роль. Мы поняли, что надо брать лучшее, что есть у них: силовую борьбу, игру на пятачке, на добивании, и самоотдачу до последних секунд поединка. У нас этого не было, а у них это было в крови. Канадцы же очень быстро взяли на вооружение наш хоккей, поняли, надо брать самое лучшее у нас. Я вот смотрю сейчас НХЛ, сравниваю с той Канадой, которая была в 1972-м году, – это совершенно разный хоккей. Сейчас НХЛ почти не отличается от игр европейских команд, от КХЛ. Они так же играют в пас, так же открываются, так же оставляют шайбу.
- Получается, что с 1972-го года началось слияние канадского и советского стилей игры?

- Да, и хоккей в мировом масштабе от этого обогатился. Большую роль так же сыграли шведы, финны, чехи – они тоже дополнили мировой хоккей своими сильными сторонами. Я вот смотрю сейчас, что НХЛ играет, что КХЛ играет – примерно одинаково. Разница только за счет размера площадок. Но, честно говоря, от матчей с участием сильнейших команд КХЛ, от игр плей-офф я получаю истинное удовольствие! Ведь я привык к более комбинационному хоккею. НХЛ смотрю, но там больше борьбы, бросков… Говорят, это интереснее, но вы знаете, я привык к другому хоккею, и мне КХЛовский хоккей нравится больше, чем НХЛовский. Кстати, воспитанники школы Сокола выигрывали Кубок Стэнли: Руслан Федотенко (дважды) и Антон Бабчук.

- Вы смотрели матчи СССР и Канады. Сравнивали, запоминали… На то время вы уже были тренером Сокола, вы пытались внедрять моменты канадского стиля в игру команды?

- Конечно! Мы обсуждали это, очень много беседовали с игроками, объясняли, как надо играть. С 1972-го года поменялся не только сам хоккей, но и методики. Начали просить игроков больше бросать, делали акцент на том, что они должны больше бороться на пятачке, загораживать вратаря, делать ему помехи, чтобы он не видел броска. До этого ведь наши игроки совсем не мешали вратарям. А потом увидели игру Фила Эспозито, как он закрывал Третьяка. Третьяк не видел шайбы. Бросок – гол! Из всех наших только Михайлов умел играть на пятачке, но он не делал помех, он просто умел добивать шайбу.

- Игроки, которые привыкли играть по-другому, особенно те, что постарше, как они принимали новые методики работы?

- Жизнь заставила меняться. Иного выбора не было.

- Многие говорят, что при Анатолии Васильевиче Богданове Сокол как раз был одной из самых жестких команд в советском Союзе. Насколько это правда?

- Нет, они не были жесткой командой, как вы говорите. Просто они были отлично готовы физически. И за счет колоссальной работы, самоотдачи на льду они показывали результат. Но по игровому стилю не особо отличались от других команд.


Сокол выиграл Кубок в Уфе (сезон 1974-75). В центре Владимир Кузьмич Егоров (главный тренер), Анатолий Богданов (капитан команды, будущий прославленный тренер Сокола), Валентин Уткин


- В этом году 50-летний юбилей Сокола. Клуб на грани исчезновения, в очень плачевном состоянии. Что вы думаете по этому поводу?


- Это действительно знаменательная дата! Мы отмечали 25 лет, приглашали ветеранов из Москвы, приехали практически все звезды, кроме Третьяка и Майорова. Они сыграли с нашими ветеранами (я еще играл за ту команду). Так же мы отметили 45-летие клуба. И вот, казалось бы, 50 лет – знаменательная дата. И тишина! Никто об этом не говорит, кроме нас ветеранов. Никто об этом не думает. Никому это не нужно. Будет, честно говоря, стыдно и всем нам, и Федерации, и руководителям Сокола, что мы не отметили эту дату, не вспомнили об этом…

- Какой вы видите выход из той ситуации, которая сложилась с клубом?


- Честно говоря, Сокол, ставший правопреемником Динамо, – это бренд всей Украины. В свое время это была единственная команда, защищавшая честь страны во всех соревнованиях, а ее игроки составляли костяк национальной сборной. Сокол знают в Европе, России, Беларуси. Его знают во всем мире! Думаю, государству, президенту страны необходимо сделать все, чтобы найти команде нового спонсора и спасти клуб. Это и есть мое пожелание и пожелание всех ветеранов клуба.

Фото в материале:
фото 1 — Руслан Федотенко в детской школе Сокола
фото 2 — Валентин Уткин
фото 5 — Руслан Федотенко с Кубком Стэнли в Киеве

Редакция iSport.ua выражает благодарность Валентину Павловичу Уткину за предоставленные фото из личного архива!



На фото: Динамо Киев дебютного сезона 1963/64

1 ряд (сидят слева направо)
: нападающий Александр Кузнецов (живет в Москве), нападающий Анатолий Пронкин (живет в Москве), нападающий Игорь Шичков (умер, похоронен в Киеве), главный тренер Дмитрий Николаевич Богинов (умер, похоронен в Москве), администратор команды Виолин Семен Иосифович (живет в Израиле), нападающий Валентин Уткин (нападающий, живет в Киеве), защитник Владимир Алешин (живет в Киеве), нападающий Сергей Серебряков (умер, похоронен в Киеве).

2 ряд: нападающий Олег Савельев (умер, похоронен в Москве), нападающий Валентин Мартынов (умер, похоронен в Санкт-Петербурге), врач команды Анатолий Сорокин, нападающий Георгий Юдин (живет в Москве), нападающий Игорь Тузик (живет в Москве, с 25 июня 2001 года — вице-президент Федерации хоккея России), защитник Юрий Михайлов (живет в Москве), нападающий Илья Фридман (умер, похоронен в Москве), защитник Алексей Абрамов (умер, похоронен в Запорожье), нападающий Юрий Быстров (умер, похоронен в Москве).

3 ряд: администратор команды Петр Владимирович Котляр (умер, похоронен в Киеве), вратарь Николай Кульков (живет в Москве), защитник Николай Ворошилов (умер, похоронен в Москве), вратарь Виталий Павлушкин (умер, похоронен в Киеве), нападающий Евгений Флейшнер (умер, похоронен в Казани), защитник Эдуард Дьяков (умер, похоронен в Киеве), защитник Анатолий Рябеченко (умер, похоронен в Москве), защитник Анатолий Сергеев (живет в Москве), защитник Алексей Богинов (живет в Киеве).


iSport.ua

Вот что хочу сказать по этому поводу...


(введите цифры с картинки)

Очень хорошее интервью. Ранее был уверен, что в СССРе карьера игрока заканчивалась до 30 лет. А тут Уткин в 30 только приехал в Киев и еще играл. Хотя может быть он и приехал в Киев, потому что в ведущих командах в таком возрасте к основе уже не подпускали. И опять таки квартиру дали, а в Москве не дали бы.
Спасибо за материал !!! Можно многое почерпнуть в плане истории киевского хоккея !

Все для детского сада смотрите на http://www.alippe.kz.
Авто ру продажа подержанных автомобилей автокран маз с фото.
нефрас купить Трехколесный велосипед детский купить. Форум ярославской детской rodnye-igrushki.ru. rodnye-igrushki.ru купить сварочный аппарат в краснодаре
Онлайн: AlBad, jon, Latinos, ritchie, Speedy, vadvlad, Геныч, корабль, РВС, Реня, Ромчик, Ю.Шевчук
Без регистрации: 84

Правила поведения на Гнезде

Loading

Блоги Гнезда
Последние новости
Новые страницы
Последние обсуждения
Комментарии
Из Двух Краг
Социальные виджеты