хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииИгрокиАлексей Житник: "С женой меня познакомил Чернобыль"

03-10-2001 03:05 Интереснейшее интервью с Алексеем Житником

Наших хоккеистов в самой сильнейшей Лиге в мире играет немного. После того как Александр Годынюк отправился в Швейцарию, их осталось только трое: Дмитрий Христич, Алексей Житник и Олег Твердовский. Последний является воспитанником донецкой школы хоккея, а Дима и Леша киевляне. Отрадно, что оба они - лидеры своих клубов без которых уже немыслима атака "Бостона" и оборона "Баффало". Деньги ребята тоже получают приличные, заслужили Они никогда не забывают о Киеве. где делали первые шаги в большом хоккее, поэтому не воспользоваться небольшой трехмесячной паузой между чемпионатами НХП и не побывать в столице Украины они не могли.
Вслед за Дмитрием Христичем родной город посетил и Алексей Житник. В прошедшем сезоне он вышел в полуфинал Кубка Стэнли и только досадные шайбы, пропущенные в овертаймах, помешали Житнику повторить свой личный рекорд и выйти в финал.
Вообще-то защитник Баффало приезжает в Киев каждый год, но нынешний его визит затянулся на неопределенный срок. В то время, как его родные "Клинки" колесили по Европе, играя в показательных матчах. Житник готовился вместе с киевским Соколом и ничуть не жалеет, что находился сейчас не в тренировочном лагере за океаном, а здесь, вместе с родителями и друзьями. Естественно, первый вопрос к Алексею напрашивался сам собой, почему он не в Америке? К тому же после прошедшего сезона Алексей стал неограниченным свободным агентом.

- Контракт с Баффало у меня закончился. Однако просто так в другой клуб я перейти не могу, за меня надо платить компенсацию. Даже если бы я и захотел "сменить прописку", это ни к чему бы не привело. Все решают тренер и генеральный менеджер. Так что моего желания здесь мало. Пока есть два варианта - либо я подписываю в скором времени новый контракт, либо все остается, как есть, и каждый добивается своего. Понятно, что в таких случаях идет обычный торг. Команда хочет сохранить побольше денег, а наша с агентом задача, как можно больше "вынуть".

- В прошлом сезоне тебе предлагали подписать четырехлетний контракт...

- Я не хотел одним махом связать свою судьбу с Баффало на такой длительный срок. Сейчас, в связи с ростом зарплат, все хоккеисты стараются подписывать соглашения с клубом на два, максимум три года. Исключение составляют только суперзвезды, у которых есть и пятилетние контракты, но там сумма измеряется десятками миллионов.
В прошлом году у меня была несколько другая ситуация. Руководство клуба не знало, как я сыграю в наступающем сезоне. В минувшем сезоне мы выступили даже лучше, чем от нас ожидали, но перед этим я пошел на достаточно большой риск, подписав всего годичный контракт. Ведь провали команда сезон, или получи я, не дай Бог, травму, мои акции резко упали бы в цене. Теперь я рисковать уже не хочу, тем более руководство клуба уже хорошо знает мои возможности, и моя задача сейчас подписать уже более длительное соглашение.

- Баффало отправился в турне по Европе, планировалось ли твое участие в этих показательных матчах?

- Вместе с Баффало в Европу поехала и Тампа-Бэй. За неделю клубы должны были провести две или три игры. Сначала я хотел отправиться туда, даже без контракта, но руководство не хочет меня приглашать без соглашения. Там есть множество нюансов, страховка и тому подобное. Я не поехал на эти игры. Зачем же просто так лететь туда, потом обратно, только время терять? Я могу и здесь, в Киеве, также с Соколом тренироваться. А вот если бы у меня уже был контракт с Баффало и я знал, что обязан готовиться к сезону вместе с "Клинками", тогда - другое дело. Первая игра в регулярном чемпионате у Баффало 10 октября, в Денвере. Так как контракта у меня нет, я могу прилететь в команду 9 числа, могу 20-го, пропустить пару-тройку игр. Это не смертельно, и не я один такой в НХЛ. В каждой команде - минимум один-два человека, которые чего-то ждут, и многие хоккеисты в первых матчах своей команды принимать участия не будут.

- Другими словами, объявляется "забастовка"?

- Нет, забастовкой это нельзя назвать. С другой стороны, можно сказать, что это руководство клуба, которое игнорирует меня, "бастует". Неучастие в первых играх - это просто "игра на паузе", стремление найти с боссами какой-то компромисс, чтобы обе стороны остались довольны.

- Получается, что генеральный менеджер команды - это своеобразный "враг" хоккеиста?

- "Враг" - это уже преувеличение. Он просто начальник, от которого зависит решение многих вопросов. Но и генеральный менеджер не всемогущ. Есть еще и президент, и владелец команды. Когда идет обсуждение какого-нибудь важного вопроса, то этот триумвират собирается вместе и решает, как надо поступить в той или иной ситуации. У генерального менеджера есть даже определенные рамки: с одними игроками ты сам разбираешься, а судьбу других, более великих, вправе определить только коллегия: нужен хоккеист команде за какую-то определенную сумму или нет.
Как и в любом бизнеса, с "шефом" - генеральным менеджером - можно не соглашаться, и он, так же, как и игроки, идет на определенные уступки. Все являются наемными работниками, генерального менеджера можно уволить,так же, как и не принять на работу хоккеиста. Другими словами, все находятся "под колпаком" у владельца.

- Кто сейчас является твоим агентом?

- Серж Левин (а Америке и бывшем Союзе этот человек известен под именем Серж Ханли. - Прим. авт.). Я с ним работаю уже шесть лет, с самого начала своей карьеры в НХЛ. Правда, был еще Ронни Сансер, который был с Левиным компаньоном. Когда они разошлись, я стоял перед выбором - с кем мне остаться. Ни против одного, ни против другого я ничего плохого не имею, всем я доволен, никаких разногласий у нас не было.
Они оба живут в Лос-Анджелесе. Когда я играл за Кингз, мы довольно часто общались, сейчас, естественно, уже реже, но они прилетали в Баффало, раз в две недели мы обязательно созванивались. Словом, Левин и Сансер были в курсе всех моих дел.

ГОРБУШИН С ШИРЯЕВЫМ - МОИ УЧИТЕЛЯ

- Алексей, перед тем как зарекомендовать себя в НХЛ, ты достаточное время поиграл в Соколе и ЦСКА. А почему ты выбрал именно хоккей, ведь, обычно все мальчишки бредят футболом?

- Когда нам с братом было по семь лет, сестра привела нас на Льдинку. Мы начали заниматься сначала у Сапетова, где-то пол-года, затем перешли к Валерию Петровичу Голдобину. Когда был построен новый Дворец на Мельникова, нас перевели туда. С этого времени мы начали тренироваться серьезно: летом ездили на месяц-полтора в спортивные лагеря, зимой занимались вместе с ДЮСШ. В пятом классе я перешел из обычной школы в спортивную, которая находится на Саксаганского.
Когда мне исполнилось 13 лет, меня стали приглашать уже в различные сборные СССР - сначала юношескую, потом молодежную. В 16 пет я попал в ШВСМ, это было в конце сезона, на два месяца. А через год "предсезонку" я прошел уже вместе с Соколом и два года отыграл в этой команде у Анатолия Богданова. Тогда в Киеве был звездный состав: Найда, Степанищев, Ширяев, Горбушин... Кстати, начинал я играть в паре с Сергеем Горбушиным. Это был мой первый наставник, тогда его попросили, чтобы он присмотрел за мной. Я даже в одном номере вместе с Сергеем жил на базе. В начале сезона он уехал во Францию, и я стал играть с Валерием Ширяевым. Он мне тоже во многом помог, кстати, мы даже жили неподалеку, на Печерске.
В 19 лет моя хоккейная карьера в Соколе закончилась. Я перешел в ЦСКА, где отыграл год. А когда распался Союз, появилась украинская армия, я вернулся назад, в Киев. Год назад меня задрафтовал Лос-Анджелес, как раз приехал Серж Левин, и предложил мне перебраться за океан. Кингз был в то время возрастной командой нуждалась в омоложении, и в начале сентября я и уехал.

- Ты уже был игроком сборной СССР...

— Первый раз пригласили меня "под знамена" на "Кубок Глобена" в Швецию. Потом я находился на сборах в Москве и Финляндии перед Играми Доброй Воли. Тогда из Сокола были я и Валера Ширяев. Вроде бы было все нормально, пробились в состав, но в последний момент изъявили желание играть за сборную Фетисов с Касатоновым, и нам, с периферии, естественно, места в команде не нашлось. Несколько раз я ездил еще и на пробные сборы. Туда приглашается много игроков, которые даже знают, что не пробьются в состав. Просто тренеры смотрят, что ты сейчас из себя представляешь.

- Можно ли было каким-то образом "обойти" тихоновское ЦСКА, но в то же время играть в сборной, как это получилось у Христича?

- У меня была сложная ситуация по тем временам. Некоторым "делали" армию, а у меня не получилось. Поэтому пришлось перехать в Москву. Поиграть в сборной страны тоже не каждому дано, может быть, это приглашение будет первым и последним. В принципе, мне очень помогли не только игры за национальную команду, но и за ЦСКА. У Тихонова я тоже приобрел многое, к тому же "засветился" на большом рынке.
Сокол меня взрастил как хоккеиста, а в ЦСКА и сборной я набрался опыта, созрел, как игрок, что ли. Конечно, можно было играть и дальше в Соколе, так как я уже состоял на драфте, и перебраться в НХЛ из столицы Украины, но из Киева тогда уже уехали все ветераны плюс Богданов, чемпионат страны разваливался,и была какая-то неопределенность. А с армией мне все равно нужно было что-то делать. В моей ситуации переход в ЦСКА был неизбежен и самым лучшим вариантом.

ПРИНЯЛ ПРИСЯГУ И УЕХАЛ

- Но в Лос-Анджелес ты все же уехал из Киева, к тому же о твоем переезде из ЦСКА в Сокол до сих пор ходит немало слухов. Проясни, пожалуйста, ситуацию.

- А в ней ничего необычного и не было. Я просто перевелся в украинскую армию, все было официально, ниоткуда не сбегал, никакой подделки документов не было. У меня был военный билет СНГ, а после того, как принял присягу, получил украинский. Я тогда еще учился "заочником" в институте физкультуры, взял "академку", то есть никаких неясностей не было.
Конечно, мог я уехать за океан и из ЦСКА, откуда в тот год отбыли 18 человек, среди которых были и офицеры, и рядовые. Это роли не играло, за всех тогда платили компенсацию, и не было никаких проблем. Я уехал из Сокола потому, что в ЦСКА я отыграл только год, а в Киеве вырос как спортсмен, к тому же школу прошел здесь и это мой родной город. Я думаю, что поступил честно и правильно. Компенсацию за меня получил не ЦСКА, а моя родная команда, в конечном счете, все остались довольны.

- Алексей, когда ты улетел в Лос-Анджелес, непосредственно перед сезоном?

- Я прибыл в Калифорнию, кстати, вместе со своим отцом, за 5 дней до открытия тренировочного лагеря. Чего-то необычного для себя не открыл, так как уже успел побывать и в Америке, и в Европе. Правда, большое впечатление на меня произвели огромный город и постоянное лето.

ПЕРВЫМ СО МНОЙ ПОЗНАКОМИЛСЯ ГРЕТЦКИ

- А обстановкой в команде ты был удивлен?

- Тогда в Лос-Анджелесе играли такие звезды, как Уэйн Гретцки, Ярри Курри, Люк Робитайл, команда-звезда просто. Они отыграли уже по 15 - 16 лет, по 1000 игр в НХЛ. Представляешь, какое впечатление! Для меня было большое удовольствие тренироваться рядом с ними, и в то же время я немного волновался: получится ли у меня?

- И как прошла первая тренировка?

- Уже на льду ко мне первым подъехал Уэйн Гретцки, поздоровался и следом за ним уже стали знакомиться все ребята. Я был первым русским в Лос-Анджелесе практически за всю его историю, если не считать первого энхаэловца СССР Виктора Нечаева - игрока ленинградского СКА 80-х годов, который отыграл, по-моему, в Кингз всего две игры. Кстати, Нечаев и по сей день живет в Лос-Анджелесе.
Все ребята меня приняли очень хорошо. Первое время я жил на побережье Тихого океана вместе с двумя канадцами моего возраста: один из них - Роб Блэйк - нынешний капитан Лос-Анджелеса, другой - Брент Томпсон - сейчас играет в фарм-клубе Айлендерз. Еще "скентовался" я там с Дериллом Сидором, ныне играющим в Далласе. Через год переселился к Блэйку и квартировали мы уже вдвоем. Он мне постоянно помогал, как на площадке, так и вне ее. Никаких проблем не возникало и в быту.
Скоро, через 20 - 30 игр (три месяца), я стал понимать, что от меня в той или иной ситуации хочет тренер и что мне подсказывают ребята на льду. В Лос-Анджелесе играли большие мастера, которые понимали друг друга с полуслова. К счастью, я не затерялся в этой компании, работать с ними - одно удовольствие. Один из самых знаменитых бойцов НХЛ, "телохранитель" самого Гретцки - Марти Максорли - как-то сказал Житнику: "Ты, парень, в порядке. Никому не дашь себя в обиду. Но я на всякий случай буду за тобой присматривать." Согласитесь, такое внимание заслуживает далеко не каждый хоккеист, да еще в первом же сезоне!

- Вскоре ты стал играть даже в одной пятерке с Гретцки...

- В принципе, в НХЛ никогда не было четкого деления на звенья, а тем более на пятерки. В течение встречи тебя могут поставить в любую пятерку, с любым партнером. Постепенно привыкаешь играть и слева, и справа, то есть становишься универсалом. Смены, кстати, могут быть и по полторы минуты и по двадцать секунд, так называемый рваный темп, по ситуации. Есть, конечно, постоянные сочетания, которые выходят в большинстве или меньшинстве и в решающие моменты матча.
Вообще, если исход матча практически ясен, лидеров команды стараются беречь и придерживают на скамейке, особенно в то время, когда игры проводятся каждый день. А если на площадке идет борьба за результат, то третий период могут даже отыграть только две пятерки.
В мой дебютный сезон в НХЛ Великий из-за травмы шеи пропустил первые 50 игр. Когда он вернулся, то сразу же стал проводить на площадке по 25-30 минут, и со временем меня зачастую ставили в его пятерку. Вообще, в плей-офф Гретцки был лучшим, и мы дошли до финала Кубка Стэнли, чего никто не ожидал. Хотя в команде и много звезд, но все уже в возрасте, поэтому в первом-втором раунде Лос-Анджелес всегда выбывал, а то и вовсе не попадал в число 16-ти сильнейших. Да и финал мы могли выиграть, но три матча проиграли в овертайме. Обидно, больше часа уродуешься на площадке, а потом забили, и "до свидания".

УГОСТИТЬ ВСЮ КОМАНДУ ПИВОМ - В ПОРЯДКЕ ВЕЩЕЙ

— Алексей, первый год в НХЛ, и сразу выход в финал Кубка Стэнли. Некоторые игроки по 15 лет в этой Лиге играют и не могут достичь подобного. Не было ли у тебя какого-то ощущения нереальности происходящего?

- Тогда для меня это было в порядке вещей. Все, как бы катилось по течению.

- А чем объяснить, что Лос-Анджелес в следующем году вообще не попал в плей-офф?

- В команде был разлад полный, так что мне с первым сезоном, можно сказать, повезло. Уже потом вместе с Баффало мы пробились в число 16-ти лучших, но вылетели в первом же раунде. На следующий год опять "мимо кассы". Только в последние два года мы выходили во второй и третий этапы Кубка Стэнли.
Со временем я понял, насколько это сложно - на протяжении даже двух сезонов показывать стабильную игру и выходить в финал Кубка. Это, может быть, со стороны кажется, что были бы игроки, а там всех победить можно, как, например, Детройт держит у себя два года подряд Кубок Стэнли. Это - титанический труд, команду ради одного сезона нужно готовить минимум - три-четыре года. Необходимо подобрать игроков, которые смогли бы на одном уровне провести сто игр, и в то же время таких, чтобы думали на площадке, а не носились бы по ней просто так -"бей-беги", как это делает большинство "больших" выносливых хоккеистов. Подготовка такой команды зависит от всех: владельца клуба, тренеров, скаутов, в общем, от 120-ти человек, которые задействованы в каждой команде. Это притом, что игроков в клубе насчитывается 25-30 человек, а всех остальных, как видишь, в четыре раза больше.

- Ты полтора года играл в Лос-Анджелесе бок о бок с Уэйном Гретцки - живой легендой североамериканского хоккея. Как он ведет себя в коллективе, чувствуется ли, что Великий - действительно великий?

- Вне площадки он спокойный парень, немногословен, может кого-то подбодрить, не более. Нельзя сказать, что он смотрит на всех свысока. Но на льду видно, что это звезда первой величины. Из нулевого момента Гретцки может сделать гол. После игр, допустим, он никого не созывал на какие-то вечеринки, но вместе с ветеранами - Курри, Грэнато - частенько собирался на различные "тусовки". Тстати, когда проходят домашние матчи, подобное вообще непринято, так как все игроки проводят свободное время дома, в семье. А в поездках, если есть свободная минутка, все собираются в рестораны или бары. Не обязательно толпой, но по пять - десять человек компания собирается. Иногда, если в "кабачок" направляется вся команда, то ветераны, тот же Гретцки, могут оплатить общий счет, а иногда все сбрасываются.
Бывают и такие развлечения, мол, кто последний покинул раздевалку, тот и платит. Суммы там, по меркам зарплат хоккеистов, набегают совсем незначительные. Питаемся мы не в таких фешенебельных ресторанах, где одно блюдо стоит, скажем, больше тысячи долларов, так, в обычных. Такая система действует во всех командах, не только в Лос-Анджелесе, и для кого-то купить в самолет или автобус пару ящиков пива или двадцать сэндвичей совершенно не накладно. Это - в порядке вещей.

ПОДАРОК КО ДНЮ ВЛЮБЛЕННЫХ

- В своем втором сезоне в НХЛ ты отыграл после локаута всего 11 игр, после чего последовал обмен в Баффало. Как ты это воспринял и где тебя застало это, наверное, не слишком приятное известие?

- Это было 14 февраля, в День любви - Валентинов день. Мы играли в Далласе, а на следующий вечер у нас был намечен еще один поединок. Утром мне в номер позвонили и попросили подняться к генеральному менеджеру. Когда я пришел туда, у него уже сидели Робб Стаубер и Чарли Хадди, вместе с которыми я и был обменян, и главный тренер. Нам просто сказали, что в целях улучшения игры команды произошел обмен игроков, и мы втроем отправляемся в Баффало. Самолет в десять часов, билеты дадут, форму привезут и тому подобное. Никаких проблем, только вы уже не являетесь хоккеистами Лос-Анджелеса.

- Почему произошел этот обмен, может быть, тренеры были недовольны твоей игрой?

- Нет, даже эти одиннадцать игр наша команда провела нормально: семь побед, одна ничья. А я в последних четырех играх забросил две шайбы и отдал три результативные передачи. Согласись, совсем неплохо для защитника. Тем более что это были выездные игры. Но это просто политика такая у клуба была. После нас, через три дня, обменяли еще нескольких хоккеистов, в том числе Деррила Сидора. В Лос-Анджелесе решили сделать, по сути, новую команду. Вскоре "трейданули" тренера Кингз, начались проблемы у владельца клуба, и к концу сезона команда развалилась. Из старого состава в ней осталось очень мало хоккеистов.

- Не обидно было после довольно удачных игр узнать об обмене? Да и все-таки новый коллектив, не страшно было?

- Я думал, что о трейдах хотя бы слухи в команде ходят и к обмену можно подготовиться, допустим, узнав об этом за день-два. А так - как снег на голову! Сначала я плохо себе представлял новую команду, только знал, что Баффало не курортный город, как Лос-Анджелес. А из игроков Клинков знал, что выступают там Александр Могильный и Пат Лафонтен. Пара эта забивала тогда будь здоров! Гашек, кстати, в то время не был так популярен, а основным вратарем был Грант Фюр. Этот вратарь стал одним из трех хоккеистов, перебравшихся в обмен на нас из Баффало в Калифорнию.
Затем мне уже объяснили, что обмены - штука обычная, с кем-то это случается часто, с кем-то пореже. Даже Гретцки меняли четыре раза. Вообще, в НХЛ хоккеистов, которые на протяжении всей своей карьеры выступали за один клуб, можно пересчитать на пальцах одной руки. По статистике, сейчас, у каждого игрока средняя продолжительность пребывания в одной команде составляет три года. Я уже в Баффало три с половиной, значит, надо готовиться к трейду. Через годик, может, раньше, не исключено, что куда-нибудь перееду.

- Алексей, ты уже ветеран команды?

- Можно сказать и так. У нас сегодня одна из самых молодых команд в Лиге, средний возраст - 25 лет. По возрасту и по количеству игр среди защитников в Баффало я занимаю первое место. А мне всего 25. В других командах есть защитники, которые сыграли больше тысячи игр за карьеру, а у меня только 400 с небольшим.

- За полтора года ты успел привыкнуть к Лос-Анджелесу, к теплому климату, и тут переезд на противоположный конец Америки, где зима, наверное, как у нас...

- Ну, это было давно и неправда (смеется). Лос-Анджелес для меня уже где-то в далеком прошлом теперь я настолько привык к Баффало, что о Калифорнии практически не вспоминаю. Я приезжаю сейчас на игры в Лос-Анджелес, как в любой другой город, никаких ассоциаций он у меня не вызывает. Конечно, там остались какие-то знакомые, но с годами все забывается, поэтому с Калифорнией меня сейчас ничего не связывает. А в Баффало я себя чувствую почти как дома, все-таки четыре прожитых там года дают о себе знать.
Разница между городами, что и говорить, колоссальная. Правда, в быту жизнь в Лос-Анджелесе и Баффало не отличается ничем, все у людей есть. В Калифорнии зимой плюс 20, а там, где я живу, сейчас, идет снег, все как положено. В Лос-Анджелесе 10 миллионов жителей, а в Баффало всего миллион 200 тысяч. Так что этот город можно назвать провинцией по сравнению с Калифорнией. В Баффало вообще-то обосновались средние американцы, рабочие, фермеры, нет, как в Лос-Анджелесе супербогачей, это, в основном, средний класс, семейный город. Кроме того, в Баффало находится самая лучшая школа в штате Нью-Йорк. Этот город еще называют столицей западного Нью-Йорка. Баффало, по американским меркам, очень старый город. Ему около 200 лет. Много в Баффало и канадцев, ведь город находится прямо на границе со Страной кленового листа. Когда мы играем с канадской командой, то тысяч шесть-семь из восемнадцати приезжают с родины хоккея.

- Правда ли, что в Баффало перед игрой с любой командой звучат два гимна - американский и канадский?

— Канадцев в городе очень много, поэтому из уважения к соседней стране и было принято такое необычное решение. В других залах подобного не существует.

ГАШЕК - ЛУЧШИЙ ВРАТАРЬ МИРА

- Сильно изменился Баффало за три с лишним года, которые ты в нем провел?

- В то время Баффало пользовался большим уважением в Лиге, даже несмотря на то, что никогда не добивался громких побед. В составе "клинков" было 8-10 действительно звезд, которые уже играли в НХЛ долгие годы. Но сменился владелец клуба, и началась совсем другая политика. Всех высокооплачиваемых игроков "раздали" по разным клубам, остались средние хоккеисты. Зарождалась, по сути, новая команда. На ее создание ушло два с половиной года. Постепенно заработали авторитет, теперь против нас уже играть не любят, боятся, понимают, что не детский сад шайбу потолкать вышел. Тактика у нас простая, без каких-либо красивых комбинаций, но в то же время с приличной защитой, жесткая. Пара человек в нашей команде (Рэй и Барнеби. - Прим. авт.) постоянно лидируют по штрафным минутам в Лиге, так что в обиду себя не даем. Тем более в плей-офф. Там совершенно другая игра. Если в регулярном чемпионате к какому-то сопернику относишься с уважением, то в Кубке Стэнли уже никаких поблажек, даже самым великим, нет.

- Многие говорят, что в нынешнем сезоне Гашек вывел Баффало в полуфинал Кубка Стэнли и выиграл Олимпиаду в одиночку...

- Насчет Олимпиады я полностью согласен. Конечно, игроки ему помогали, все играли строго с минимальным процентом брака.

- Но процентов на 70 олимпийское "золото" - заслуга Гашека. Что же касается его игры в регулярном чемпионате, то первые три месяца он провел так же плохо, как и вся команда, и никто не думал, что мы вообще попадем в плей-офф. Это уже потом всех, включая Гашека, "пробило". И то, что он повторил рекорд Лиги - семь "сухих" матчей за месяц, не только заслуга Доминатора. Все: нападающие, защитники, ему помогали. Хоккей все-таки не бокс, какой-нибудь, или теннис, а коллективная игра.
А то, что Гашек - вратарь номер один в мире - неоспоримый факт. Об этом можно судить хотя бы по тому, что Доминик - единственный из европейских вратарей, который сумел покорить НХЛ. Некоторые другие - Колциг, Шталенков - играют в Лиге, но без особого блеска. Правда, голкипер "Вашингтона" в последнее время показывает довольно неплохую игру. А Гашек стабильно играет вот уже на протяжении четырех лет.

- После Олимпиады чехи прочили Гашека в президенты...

- Да, он действительно национальный герой Чехии. И если бы тогда Доминатор баллотировался в президенты, думаю, за него проголосовали бы единогласно (смеется).

- Алексей, тебе, как защитнику, наверное, знакома игра "мелкого фола"...

- Я вообще-то считаюсь не мягким и не грубым игроком, скорее средним. За сезон у меня набегает по 100 минут штрафа. Иногда, конечно, нужно кого-то "встретить", даже получить две минуты, только знать когда это сделать. Ведь если в тот момент, когда ты находишься на скамейке штрафников, команда пропускает гол, тренер за это по головке не погладит.
Аналогичная ситуация у защитников и с подключением в атаку. Нужно прочувствовать момент, когда можно оставить свою зону, а когда нет. Ведь если ты где-то "летаешь" в нападении, а в твои владения проходит форвард, можно надолго в команде и не задержаться. Даже будь у тебя хорошие показатели "гол плюс пас", но если допускаешь "проколы" в защите, даже товарищи по команде могут "сгноить".

ИГРАЮ БОЛЬШЕ ВСЕХ В ЛИГЕ

- Сколько времени в среднем за игру ты проводишь на льду?

- Защитники, так как их меньше, всегда играют больше нападающих. В последние три года я больше всех в команде проводил времени на льду. А в нынешнем сезоне даже вошел в пятерку "бессменных" энхаэловцев. У меня было что-то около 28-ми минут. Больше меня в среднем за матч играли только такие "зубры", как Крис Челиос, Брайан Лич, Том Пронгер... Я думаю, что из 700 с лишним человек - это неплохой показатель. Значит, тренеры мной довольны.

- Бытует мнение, что если европеец, канадец или американец абсолютно равны тренер отдаст предпочтение аборигену...

- Нет, это преувеличение. Может быть, раньше подобное и имело место, но сейчас все равны, по крайней мере, в тех командах, где я играл. Местные воспитанники такие же игроки, как и мы, и никаких особых привилегий у них нет.
Со стороны прессы симпатии к "своим" некоторым образом ощущаются. Но только первое время. А спустя три-четыре года, если, конечно, ты показываешь достойную игру, тебя наперебой хвалят различные издания. Примеры тому: Федоров, Буре, Могильный, Форсберг, Селянне...

- Ты, наверное, за шесть лет уже привык к переполненным практически на каждом матче трибунам?

- Да, мне абсолютно все равно, шумят они или нет. Хотя если играешь дома, то, конечно, приятно чувствовать поддержку 18 тысяч зрителей. Особенно, когда матч упорный. В родной "Мэрин Мидланд Арене" мы позволяем себе сыграть еще и на публику, чтобы она в тебе не разочаровалась, что ли. А вот на выезде, наоборот, нужно действовать от простого, ничего не придумывать. Там - главное результат. Если в другом городе "откатали" вничью, это считается хорошим достижением. Ну а о выигрыше я уже не говорю. Дома же, естественно, только победа.

— Есть ли за океаном "воры на доверии", которые нередко встречаются в наших чемпионатах? Допустим, клюшкой постучал по льду, а ты отдал ему шайбу, приняв за своего.

— Это встречается очень и очень редко. Хотя есть и такие, но к ним отношение, сам понимаешь, какое. Однажды нам подобным образом забросили шайбу, так после этого наш тренер сказал "ассистенту": "Ты конечно виноват, но не делай из себя клоуна, подъедь и врежь ему как следует, чтобы все видели, что ты не "смешной". Действительно, это случается довольно редко и выглядит со стороны очень смешно.

УКРАИНА И РОССИЯ ДЛЯ МЕНЯ ОДНА СТРАНА

- Алексей, сейчас ты являешься игроком сборной России. Не считают ли тебя там не совсем своим, хохлом не обзывают?

- В принципе я знаком с теми ребятами, которые сейчас играют в сборной, уже 10-12 лет. Так что никакой неприязни и быть не может. Тем более "хохол" для меня не является оскорблением. Это правда.

— А перед тобой никогда не стояла дилемма за какую сборную играть: Украины или России?

- Во-первых, для меня не существует разделения на Украину, Россию и так далее. Для меня эта страна навсегда останется как одно целое. Говорю я на русском языке, живу, как и родители, в Киеве. В Америке я просто работаю. А во-вторых, когда я стал играть за сборную России сборной Украины попросту не существовало. Тем более что мне предоставился шанс выступить на Олимпиаде.

- В свое время в сборной, тогда еще СНГ, ты стал олимпийским чемпионом в Альбервиле...

- Я тогда уже играл в ЦСКА в первой пятерке, а в сборной меня поставили в динамовское звено. Я действовал в защите с Юшкевичем, а тройка нападения была такая: Ковалев - Жамнов - Петренко. Кстати, в этой команде играли уже представители всех московских клубов, а не так, как раньше: 15 человек из ЦСКА и пять из других команд. Недавно, кстати, в Баффало для меня записали видеокассету матчей нашей сборной с командами Канады и США. Посмотрел, вспомнил те дни. Несмотря на молодость, Тихонов мне уже доверял, и я выходил на лед и в большинстве, и в меньшинстве. В общем, был не на последних ролях. Выражений, типа "ты еще молодой" не наблюдалось. А олимпийское "золото"... Это как Кубок Стэнли, ты можешь 20 лет потрясающе играть в хоккей, но так и не получить заветный перстень. То же самое можно сказать и об Олимпиаде. Прошедшей зимой в Нагано даже профессионалы бились на Олимпийских играх, понимая, что у большинства из них это последний шанс завоевать все самые почетные титулы мирового хоккея.
После того как мне вручили медаль сразу после игры, никаких особенных ощущений я не испытывал. Вот когда прошло время, пару лет, уже понял, что это такое. А особенно обидно, когда ты находишься в шаге от второго "золота", и его не делаешь, как это было в Нагано.
Проиграли чехам мы, в принципе, "по делу". Моментов для взятия ворот было немного, но будущие чемпионы их имели все-таки больше.

- Российский хоккей сейчас резко утратил свои позиции. С чем это связано?

- Немаловажную роль сыграл отток хоккеистов за рубеж. Кроме того, уровень хоккея вырос сейчас во всех странах, и теперь те же чехи или финны без проблем могут выиграть чемпионат мира. А вот российская сборная в призерах была только четыре года назад. Явного лидера в Европе уже нет. Развал Союза тоже сыграл свою роль. Сейчас подобрались приличные команды в Латвии, Казахстане, Белоруссии. Вот и у Украины, наконец, появился шанс выйти в группу "А". Хотелось бы, чтобы ребята выиграли переходный турнир. Я считаю, что им это вполне по силам. Вообще, сейчас уровень хоккея в Украине довольно низок, но со временем, года через два-три, думаю, он просто обязан подняться.

- Алексей, поддерживаешь ли ты за океаном отношения с Христичем или с кем-то еще из наших ребят?

- Когда мы приезжаем в Бостон на игры, перекидываемся парочкой фраз, на большее просто времени не хватает. Да и не были знакомы мы с ним до отъезда, уехал-то Дима на два года раньше меня.

- Алексей, у тебя есть семья?

- Жена Людмила, тоже киевлянка, сын Максим, недавно ему исполнился год. Вместе мы уже лет десять, а познакомил меня с Людой, можно сказать, Чернобыль. Мы встретились в оздоровительном лагере, куда вывозили всех школьников из Киева. Нам было по 14 лет, через два года мы стали встречаться, а расписались шесть лет назад. Что ж остается пожелать Алексею успехов. чтобы его неопределенность с контрактом закончилась. как можно быстрее. Это пока главное для Житника на данный момент. А в ближайшем будущем хотелось бы. чтобы Алексей выиграл Кубок Стэнли и к примеру "российских Детройтцев" привез его в Киев - показать миллионам болельщиков хоккея.

Юрий Данилов ("Команда", 2 октября 1998).

Юрий Данилов

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Комментариев нет