хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииИгрокиА. Житник: «Каждый должен знать свое место»

07-08-2008 14:00 Илья

image
После победы сборной России на чемпионате мира — 2008 в Канаде все поклонники хоккея в предвкушении баталий Олимпиады-2010 в Ванкувере, ведь россиянам еще не покорялся главный международный трофей — в 1992 году в Альбервилле золото завоевала еще команда под вывеской СНГ. Главному тренеру Виктору Тихонову пришлось тогда несладко. Ведь лидеры 1980-х тогда уже переехали в НХЛ. К счастью, не подкачала смена. Золотая хоккейная молодежь, легко обыгравшая в олимпийском финале канадцев, вскоре также отправилась вслед за старшими товарищами за океан. В числе второй волны покорителей Америки оказался и Алексей Житник, уехавший в «Лос-Анджелес». И вот теперь 35-летний защитник вновь может оказаться в России — в конце июля он заключил пробный контракт с московским «Динамо».

— Подписал с «Динамо» кон-тракт на два месяца, — объясняет Алексей. — У меня были предложения от клубов НХЛ, но они меня не устроили. Да и КХЛ мне сейчас нравится больше.

— Почему тренируетесь в Киеве, а не с «Динамо»?
— Я готовлюсь летом с «Соколом» каждый год. Для меня это обычная практика в межсезонье.

— Ваше мнение о КХЛ?
— Я играл в суперлиге за «Ак Барс» в сезоне-2004/05, во время локаута в НХЛ. Уровень в России очень серьезный, ничем не хуже НХЛ. Сейчас у команд КХЛ возможности и амбиции еще больше возросли. Если звезды в НХЛ в среднем забивают по 40–50 шайб, то в суперлиге они бы оставались на уровне 20–30 голов. А мастера сейчас в КХЛ собрались серьезные. Стоит только вспомнить Ягра, Морозова…

— Помните, как начиналась ваша карьера — тогда еще в чемпионате СССР?
— В 1989 году я 17-летним пришел в «возрастной» уже «Сокол», перед которым всегда стояли серьезные задачи. Киевский клуб тогда играл на довольно неплохом уровне — в тройку мы не входили, но постоянно были рядом с пьедесталом. Застал еще игроков «бронзового сезона»: Степанищева, Шундрова, Нариманова, Ширяева. Отыграл за «Сокол» два сезона и уехал к Виктору Тихонову в ЦСКА, с которым в финале чемпионата СНГ мы проиграли как раз московскому «Динамо». Хорошее было время: выиграли в один год с молодежной сборной чемпионат мира, а затем и и Олимпиаду-1992. Только на взрослом чемпионате не до брались до медалей — четвертое место. А затем я уехал в НХЛ.

— В Ванкувере Олимпийские игры пройдут на маленьких, «канадских» площадках. Вам было сложно перестраиваться в НХЛ после европейских площадок?
— Ничего страшного. Конечно, в НХЛ хоккей из-за меньших размеров площадки немного другой. Больше индивидуального мастерства, при любой возможности следует бросок по воротам. Шайба заносится, завозится, заталкивается в ворота. Европейский, российский хоккей более техничный. Бывает, вроде перед тобой уже и пустые ворота, но может последовать еще и пас.

— После отъезда в НХЛ у вас сразу выросла результативность. Вы набирали за сезон по 50–60 очков, хотя до этого особо не ходили в бомбардирах ни в «Соколе», ни в ЦСКА. Североамериканский стиль вам больше подходит?
— Нет. Во-первых, в Союзе я играл, когда мне было 17–19, а в НХЛ я уехал уже в 20 лет — состоявшимся игроком. Во-вторых, если в СССР стояла задача, чтобы выиграла команда, то в НХЛ про тебя судят больше по индивидуальным показателям. В-третьих, в НХЛ примерно на 20 игр больше. Да и многое на самом деле зависит от доверия к тебе тренера. В «Лос-Анджелесе» мне сразу начали доверять. Я много времени проводил на площадке, выходил как в меньшинстве, так и в большинстве. Команда в сезоне-1992/93 сыгралась, а после возвращения Уэйна Гретцки, оправившегося после травмы спины, мы еще больше воспряли духом и дошли до финала Кубка Стэнли. В финальной серии вели 1-0 у «Монреаля», но вторую, третью и четвертую игры проиграли в овертаймах. По ходу плей-офф «Монреаль» установил тогда новый рекорд лиги, выиграв с Патриком Руа в воротах 10 овертаймов подряд. Мне казалось, что финалы будут каждый год, но снова в финале Кубка Стэнли мне довелось сыграть только через шесть лет, уже в составе «Баффало».

— Что же случилось в последнем сезоне в «Атланте»? Вы мало играли, мало набирали очков. Травма?
— Нет-нет. Перейдя в «Атланту», я помог команде попасть в плей-офф-2006/07, в последних 18 матчах набрав 14 очков. В начале следующего сезона уволили нашего главного тренера Боба Хартли, который брал меня «под себя» — под свои игровые схемы. Его место занял генеральный менеджер Дон Уоддел. Именно он сократил мне игровое время до 10–12 минут. Для меня это не игра, а мучение — выходить «холодным» на площадку на такой короткий срок. Очень тяжело было морально… Все эти перестановки в тренерском штабе привели к тому, что команда потеряла шансы на выход в плей-офф за несколько месяцев до завершения регулярного чемпионата. И наш коуч решил дать шанс молодежи из фарм-клуба. Весь сезон у меня прошел в разговорах с Уодделом, где я говорил: «Я не понимаю вашей стратегии. И результата нет, и меня топите». Но становилось все хуже и хуже.

— А Уоддел до этого уже тренировал команды НХЛ?
— Лет восемь назад он, также уволив главного тренера, возглавил на короткий промежуток «Атланту». Я считаю: если ты «человек в пиджаке», то сиди себе «наверху», подбирай игроков и не лезь в тренировочный процесс. Каждый должен делать свою работу: если ты хороший менеджер, то это еще не говорит о том, что ты вдруг сразу станешь хорошим тренером.

— Вы не играете в последнее время за сборную России. Почему?
— На Олимпиаду-2002 в Солт-Лейк-Сити я не поехал из-за вывиха голеностопа. Кстати, я так и не долечился, а в результате сломался в начале сезона в НХЛ. Да и потом часто мучили травмы: то перелом плеча, то ключицы. А на последний чемпионат мира меня уже не приглашали. В последние годы то с вратарями проблемы были, то травмы, отказы ребят ехать в сборную. А в Канаде собралась отличная команда. Проигрывать канадцам 2:4 за 10 минут до конца третьего периода — и вырвать победу! Я очень рад.

— Вы хорошо знаете Ковальчука. Что ему мешало до финала забивать?
— Не везло. Главное, что он забил два важных и нужных гола в финале. Можно забросить десять шайб и не забить одну решающую. Разве это лучше?!

— Российским игрокам в НХЛ дают прозвища. Павел Буре, например, был Русская Ракета. Прозвище Слон вам тоже дали в НХЛ?
— Нет. Слоном прозвали еще с детских лет, из-за моих больших ног.

Александр Геенко (Спорт день за днем, 07.08.2008)

Александр Геенко

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Тезку с первой шайбой в КХЛ а также с победой Динамо!
Фактически очко заработал своей шайбой и перевел игру в овертайм где вырвали еще одно.

Сибирь — Динамо М        2:3 от
2:2.77.Алексей Житник. Динамо. В равенстве

В этом сезоне наших там трое, так что буду болеть за ДМ и симпатизировать остальным клубам (в особенности Климентьевскому ТорпедоГорький)