хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииИгрокиРусская речь без мата - что щи без томата

03-10-2001 03:05 Интервью ветерана украинского хоккея Юрия Шундрова газете "Бульвар"

- Юрий, мне, признаться, моментами было жутковато наблюдать за тренировкой хоккеистов. Я стоял у бортика возле твоих ворот и всякий раз невольно вздрагивал, когда шайба, как маленький снаряд, летела в мою сторону...

- Это, находясь за защитным стеклом, да?

- Неужели тебе не бывает страшно принимать на себя такие броски? - Я бы не сказал, что совсем не боюсь... Конечно, неприятно, когда засадят в ключицу или в открытый лоб. А такое случается. Бывает, два месяца - и все нормально. А порой серия пойдет - и каждый раз куда-нибудь получаешь. Во все места! И между ног синяки обнаруживаешь.

- Где? - Где, где!.. На члене! Людям вон яйца отрывают в хоккее. Одному ярославскому парню так дали на поле - двинули между ног, - что потом ему пришлось яйцо отрезать. Но ничего. Он и с одним отлично играл. Оно у него за два функционировало. И мне порой туда попадало. Это когда садишься, а тебя добивают.

- В общем, приходится защищать не только ворота, но и еще кое-что...

- Да, и о себе надо думать немножко.

- Когда нападающий выходил один на один с вратарем соперника, ты крикнул ему через все поле: "Забей!". Все время подстегиваешь своих?

- Да это я так, на тренировке. В игре трибуны разве перекричишь? В чужой зоне тебя вообще никто не услышит. Если до синей линии на своей половине голос долетает - уже хорошо, Я кричу только на оборону: "Слева! Справа! Сзади! На центр! Пятак!". Если закрывают: "Не вижу!". И защитники сдвигаются.

- Так ведь и голос можно посадить?

- И сажал. Много раз.

- А какие слова вырываются для пущей убедительности?

- "Педераст! Б... !". А как же они могут не вырываться? Это "рабочий мат" называется. Я с последней позиции ситуацию вижу лучше, чем любой защитник.

- И никто не обижается?

- Нет. Все ругаются! Не на поле, так на лавке, Я, может, больше других. Потому что полевые игроки все время меняются, а я стою и стою. Я даже с женой матом порой разговариваю. Русская речь без мата - что щи без томата. Такая вот пословица. Не я ее придумал. К сожалению.

- Где же ты ею обогатился?

- В России, где же еще? Я ведь родом из Пензы. Это Среднее Поволжье - для тех, кто не знает (можно еще обозвать Центральным Черноэемьем). Прожил в российской глубинке двадцать два года, прежде чем перебрался в Киев. Да еще за воскресенский "Химик" отыграл пять сезонов с перерывами (контракт закончился 1 июля).
В России поживешь - всякого наспушаешься! Никто не умеет ругаться так, как русские. Там в порядке вещей и бабушку обозвать, и дедушку. Оксана, моя молодая жена, вам подтвердит. Она считает, что в Украине люди более культурные.

"Когда на праздник выпью, пою: "Ти ж мене підманула"

- Мне сказали, что ты цыган...

- Кто?

- Василий Фадеев, начальник клуба "Сокол".

- Митрофанович? Да он пошутил! Митрофанович - человек с юмором. Он может меня и евреем назвать. Потому что я темнокожий.

- Каких же ты кровей?

- Да я не знаю! Может, что-то и есть цыганское в роду по отцовской линии... Он всю жизнь на заводе работал шлифовальщиком, а в конце - фрезеровщиком. Ему семьдесят два года. Но ни от отца, ни от матери я никогда не слышал про цыганских предков.

- А ты не пробовал как-то сам определить? Кровь у тебя не вскипает в критических ситуациях?

- Да неужто я кипяченый такой? В молодости был вспыльчивый. А сейчас больше ворчу. От старости, наверное.

- Нет склонности к гитаре? К песням? К пляскам?

- Нет, упаси Господь! Я даже танцевать не умею, не то что отплясывать. А чтобы петь... Если уж сильно напьюсь, то могу исполнить украинскую народную песню "Ти ж мене підманула".

- И часто ее поешь?

- Когда позволительно. По праздникам. И то, если в этот день нет игры. А в остальное время не до пения. Работать надо.

- Смотрю, ты куришь и куришь...

- Я поздно начал - с пятнадцати лет где-то. Есть такие, что с двенадцати уже вовсю дымят. Впервые попробовал еще до первого класса, но курильщиком тогда не стал. Вон Оксана (кивает на жену) тоже курит. Нет силы воли бросить.

- И сколько сигарет в день получается?

- По-разному. Когда выпью - две пачки.

- Не вредно для вратаря?

- А что не вредно? Кофе пить вредно. (Один игрок в Воскресенске пять ложек кладет на чашечку - ну куда столько?). Курить вредно, водку пить вредно. Спать много вредно. Не спать - тоже вредно. И болтать языком вредно!

- Есть золотое правило - все делать в меру. Умные люди советуют: выпей сто грамм - и ходи счастливый, умиротворенный...

- Ну как "сто"?

- А сколько?

- Бутылку! - Цитирую Владислава Третьяка: "Спорт напрочь исключает алкоголь и курение"...

- Третьяк - идеальный, можно сказать, человек, непьющий. Но и он иногда расслаблялся. Особенно когда к нему в гости приезжал Уэйи Гретцки...

"Анатолий Богданов вселил в меня привычку спать после обеда. А ночью есть чем еще заняться"

- У тренеров обычно - всевидящее око. Как тебя наказывал Анатолий Богданов?

- Строго, но справедливо. Штрафовал. Получил я как-то зарплату. Стою, значит, у автобуса и курю. Я обычно быстро это делаю, никто даже не успевает меня засечь. И гут думал, что все обойдется, потому что тренеры где-то задерживались. Но Богданов появился в дверях раньше, чем я ожидал. Увидел меня с сигаретой и говорит: "Так, Шундров, штраф - пятьдесят рублей!". Я думаю: "Ни фига себе - пятьдесят!". Но поскольку при деньгах, выкладываю требуемую сумму, А Богданов: "Так че, получается, можешь сто рублей положить - и напиться?". - "А почему нет, - говорю, - раз у нас такой тариф?" Потом интересуюсь: "За что - пятьдесят, когда тариф за курево - двадцать пять?". - "А за то, что ты при ребятах дымил". Вот те на! Что же мне, под автобус надо было залазить?.. Кстати, Анатолий Васильевич вселил в меня привычку спать после обеда...

- Хорошая привычка.

- Пока спортом занимаешься - да, хорошая. А когда будешь работать?

- Сколько уходит на послеобеденную дрему?

- Полтора-два часа. Уже старость... А ночью я могу и не спать. Когда моложе был, четырех часов мне вполне хватало. И даже меньше.

- Ну и чем же ты еще занимался в ночное время?

- Походами с базы в Пуще-Водице. Идешь, бывало, ночью зимой по лесу, а волки вовсю воют! А надо туда-сюда успеть. (Вот прочитают и скажут: "У, б..., как ухитрялся?"). Чуть свет возвращался на базу, валился в кровать. В половине девятого будили. А я - с перегаром (если русский человек выпьет - утром за пять метров слышно), нае...лся, Иду играть. И все нормально. Главное - днем поспать часа два.

- Не отражалось на мастерстве?

- Нисколько. Случалось, что в обед и пивка попьешь.

- У тебя сколько женщин в ту пору было?

- Я не разбрасывался... Ну так, иногда... К одной, помню, бегал. Но как ее звали, уже забыл.

"Тот, кто угощал меня травкой, отрастил бороду и ушел в Бога"

- Ты таким же независимым был и когда выступал за воскресенский "Химик"?

- Там меня никто не наказывал. Ни разу. Но не подумай, что я горький пьяница. Я ж не пил перед игрой! Чего мне пить? Это моя работа. Мои деньги. Мои премии.

- И что, обходилось без случаев?

- В выходной примешь, на другой день придешь в команду - вот тебе и случай, Однажды я на пару дней пропал. Выпили с товарищем лишнего, а утром захотелось опохмелиться. Поехали на "свежанину", или на "солонину", как там называется. Появился я только в аэропорту. Подходит ко мне главный тренер "Химика" Геннадий Сырцов; "Ну ты, чего пропал? Едешь с нами или нет?". Отвечаю: "Вот он я, че ж не еду?". Он попытался что-то там продолжить... Но я сказал: "Вы вправе меня наказать".
В Караганде мы выиграли. Я к нему подхожу: "Все, Геннадий Николаевич, амнистия!". Он улыбается; "Молодец, молодец! Еще очочко бы привезти домой, позарез надо!". В Новокузнецке мы сделали ничью... Все, план выполнили. Какие после этого могут быть наказания?

- В России и в Украине жизнь контрастная?

- Бедные везде бедные, а богатые везде богатые. Бедные что там плохо живут, что здесь А богатые что там жируют, что здесь, Просто в России больше пьют. Особенно в глубинке. Сейчас наркомания пошла. Обколются и начинают групповые прыжки с верхних этажей. Чтобы мозги разбрызгать по асфальту. По телевидению только успевают эти страсти-мордасти показывать... Я тоже пробовал курить травку, мне пару раз давали...

- Об этом можно написать?

- Пожалуйста. Но мне не понравилось... У меня это вышло случайно в какой-то компании. Кстати, тот человек, который мне предлагал, вскоре ушел в Бога. Отрастил бороду, оставил семью, живет молитвами и подаяниями Господними. Нашел себе новую женщину - намного старше его, - собирает грибы. А его бывшая жена вышла замуж за хоккеиста и уже родила дочку.
У меня в старом паспорте было написано, что я - русский. А сейчас я гражданин Украины и с удовольствием играю за национальную сборную. Здесь теперь мой дом.

- Все-таки для меня загадка, как ты, не отказывая себе, в принципе, ни в чем, отыграл на высоком уровне столько лет!

- Для меня - тоже...

"Приехал в Киев. А за мной из России "телега" прибывает: просим выслать Шундрова по месту предписания"

- Как ты стал голкипером?

- Сосед в Пензе уже занимался хоккеем немножко, отвел меня в 5-ю спортивную школу. Там посмотрели, как я катаюсь, и поставили нападающим. Так было принято: кто лучше катается, того в нападение, кто хуже - в защиту, а кто совсем не умеет - в ворота. Неправильно, конечно. Я любил на тренировках становиться вместо вратаря и ловить шайбы (подкладывал в перчатки всякие тряпочки), Через два года сам во вратари попросился.

- Что казалось трудным на первых порах?

- Поверить в себя. Меня тренировал Юрий Андреевич Есенин - тот самый, который у Льва Яшина был вторым вратарем. Пенза - хоккейный город. Оттуда много олимпийских чемпионов вышло: Александр Кожевников, Василий Первухин, Александр Герасимов, братья Александр и Владимир Голиковы...
Детство прошло интересно, жаль, туда уже не вернешься. До седьмого класса имел лишь две тройки, остальные - четверки и пятерки. А после восьмого меня в девятый брать не хотели. Потому что думал только о хоккее. Чего там уроки?... С ребятами винцо распивали на лавочке.

-"Солнцедар"?

- "Солнцедар" - не очень. В основном, "Портвейн-47". От нечего делать воровали из вагонов арбузики, Родители мои жили (и сейчас живут) возле железной дороги - метров пятнадцать от забора. Вагоны там стояли по несколько суток, охрана была несерьезная. И вот мы с ребятами туда наведывались...

- Какая была в детстве кличка?

- "Шундрик". Уменьшительно-ласковая. У меня, между прочим, фамилия происходит от слова "Александр". Сестра моя слыла очень дотошной, написала письмо в Москву какому-то профессору-филологу. Тот объяснил, что "Александр" по-старому - "Шудра".

- Сомнения одолевали, когда пригласили в киевский "Сокол"?

— Тогда проблемы возникли. Я уже пять лет отыграл за местный "Дизелист", и меня должны были взять в армию. Вызывает городское руководство; "Ну, чего тебе не хватает?" -"Семидесяти рублей к зарплате". - "А сколько ты получаешь?" - "Двести девяносто". - "И я столько же, - подает голос кто-то из начальников. - Мне хватает". - "А мне - нет!" - отвечаю. Переглянулись между собой'. "Ладно, решили эту проблему. Еще что?". - "Военный билет" (Уж больно мне не хотелось в армии служить!). Они говорят. "Ты еще годочек поиграй, подтяни наших, а там посмотрим". Ну, я. как человек неглупый, понял, что через год мне ничего не дадут. Собрал две сумки и поехал в Киев. За мной прибывает "телега": "Разыскивается уклоняющийся от воинской обязанности Юрий Шундров. Нам известно, что он находится у вас. Просим помочь выслать его по месту предписания". Богданов меня с ней ознакомил и сказал. чтобы я год в Пензе не появлялся, все утрясется. На первой же тренировке был кросс на двадцать пять километров. Я пробежал, и мне сразу домой захотелось. "Не, - говорю, - меня ваши нагрузки не устраивают". Богданов уговаривал; "Да ладно дурить, оставайся, чего там".
Дали квартиру в Киеве, а я: "Зачем? У меня в Пензе уже есть в самом центре". Мне говорят - "Ты совсем глупый или че?". - "Нет, я еще подожду". И тянул восемь месяцев, не сдавал квартиру в России. А потом решился. Получил здесь трехкомнатную. В ней сейчас моя бывшая жена живет. Очень жалею, что ей отдал. Потому что когда второй раз женился, оказался без угла и пришлось жить у тещи.

- Можно считать, что Бог послал тебе испытание?

- В общем-то, да. Раньше у меня были хорошие условия, и я к ним привык. Сам себе хозяин! И вдруг - ограничения.

— Сколько максимально ты смог бы продержаться на одном жилищном пространстве с тещей?

- Чтобы не повеситься? Год, не больше, Мне, кстати, если в суп попадал волос, то я точно знал - это тещин.

"Все голы - обидные. Но один был - самый-самый... Когда трусы подвели"

- В чем твоя особенность как вратаря?

- Да ничего такого у меня нет, Я бы сказал: высокая техника. Я, может быть, на публику не очень ярко играю. Вот Игорь Карпенко три раза отобьет перед собой и столько же поймает. А я один раз отобью в угол - некрасиво! - зато никаких проблем.

- Каким должен быть характер голкипера? Горячим? Или - спокойным, невозмутимым?

- Скорее, средним. Если ты флегмат, не успеешь за шайбой. А темпераментные быстро сгорают и начинают ошибаться.

- А ты какой?

- Сангвиник. Возбуждаюсь, но не слишком.

- В твоей практике много обидных голов?

- Все голы - обидные! К примеру, бросают с центра, шайба в метре от тебя ударяется о лед и отскакивает ровно, как мяч, а летит непредсказуемо - мимо, над плечом. А между ног вообще не ловится. Там у хоккейного вратаря - мертвая зона. Как ни сдвигаешь щитки, а треугольничек остается... Туда шайбой только попасть надо. Очень много так забивают! Со стороны такие голы смотрятся как позорные. "О, - кричат, -между ног закинули. Ошибся!".
Самый-самый обидный гол я пропустил, когда мы в Киеве уступили в финале чемпионата ВЕХЛ рижанам. В общем-то, из-за меня тогда продули. Основное время я отыграл нормально - 1:1, Начался овертайм - до забитого гола. Рижане сильно бросают по воротам, Я ловушку положил, чтобы принять шайбу, а она смяла трусы и - фьить! - пошла дальше. Все, матч закончился. После игры зашел я в раздевалку, извинился перед всеми. И сказал: "В следующий раз точно так же буду ловить. Другое дело - трусы сомнутся или нет. Это они подвели".

- Как так?

- Трусы у меня - знаменитые, старые. Я уже шестнадцать лет в них. Заплатка на заплатке. Мне Богданов как-то сказал: "Ты хоть что-то заклей, а то пластика вон торчит - судьи могут придраться". Я заклеил. Они практически пустые, в них нет никакой защиты, держатся за счет пота. Но расстаться с ними я не в силах. Все что угодно на новое поменяю, только не трусы...

- Перед игрой выполняешь какие-нибудь ритуальные действия?

- Только закрываю глаза полотенцем и проигрываю всевозможные ситуации на поле ("проигрываю" - плохое слово, "обыгрываю", что ли?). Они ведь все одинаковые фактически. Мобилизуешь себя: быть внимательным, следить за дальним, не заваливаться на спину...

- Как вам удалось стать третьими на чемпионате СССР в 1985 году?

- Вышло так, что за два тура до конца, имея на одно очко больше, мы принимали воскресенский "Химик" на своем поле. Выигрываем - бронза наша, уступаем - теряем третье место.
Страсти перед матчем нагнетались невероятные. На базе отключили телефон. Зачем, спрашивается? Я от таких ограничений ощущал лишь дополнительную нервозность. Но мы "Химик" разорвали - 7:1. И получили то, о чем мечтали.

"Третьяк одно время меня опекал"

- С Владиславом Третьяком ваши пути пересекались?

- Он одно время меня даже опекал. Вместе с ним тренировались, общались на сборах главной команды страны. Бежим кросс для вратарей - пять километров. Мышкин, Дорошенко вперед рванули, и я за ними. А Третьяк меня остановил: "Куда? Не надо за ними тянуться, пусть носятся". И спокойно так рядышком преодолели дистанцию.

- Чему он учил?

- Ничему. "Работай!" - и все. В сборной все, считай, были равные. Третьяк никогда своего превосходства не выказывал. Я ему торт "Киевский" иногда привозил... А украинская горилка его не интересовала,
Пригласили меня как-то на сборы в Новогорск. Подходит ко мне Владислав: "Че на борту висишь?" - "Да занято все", - говорю. Меня всегда другие вратари опережали: выскочат на поле первыми и займут места. А кто больше работает, того и берут в основной состав. "Так и в сборную не попадешь" - говорит. А я в ответ: "Я ж их не выкину!".
Ребята из Киева сборной не нужны были. Когда меня приглашали в "Спартак", говорили: "Из Москвы ты будешь в сборную Союза привлекаться, а из Киева - нет".

- И сколько ты провел за сборную СССР.

- Один матч, Зато какой! Меня поставили против чехов в Праге. На тот момент они были чемпионами мира, у них блисгал Гашек. Я был в том поединке у него как бы оппонентом.
Когда меня вызвали в сборную, Богданов сказал: "Ты не готов". Потому что я тренировался тогда ни шатко ни валко. Но я не согласился: "Почему не готов? Еще как готов!".
Игра получилась напряженная. Шансы имелись у обеих команд. У нас в защите - Фетисов, Касатонов, Первухин, Билялетдинов... Играли квалифицированно, почти не давали добивать. Мы победили 2:0. Виктор Тихонов подошел ко мне, расцеловал. Но на этом моя карьера в первой сборной завершилась.

- В чем феномен Доминика Гашека?

- У него техника не поймешь какая - как Бог на душу положит. Он и сам, наверное, ее не объяснит. Гашек один фактически завоевал для чехов олимпийское золото, Вот что такое для команды настоящий вратарь!

"Однажды на улице заступился за кого-то. Так хулиганье моей головой, как футбольным мячом, играло"

- Что в Киеве произвело на тебя наибольшее впечатление?

- Пожалуй, Киево-Печерская лавра. Приехали мои знакомые из Воскресенска, и я их гуда повел. А заодно и сам посмотрел, потому что сколько живу в Киеве, там раньше не бывал. Но на колокольню не забирался - боюсь высоты.

- С детства?

- Да нет, после одной драки в Воскресенске. Это лет шесть назад случилось. Однажды иду вечером по улице, вижу - в темном месте пьяные ребята к мужику пристают. Я к ним: "Чего вы его трогаете?". А они: "И тебе дать?". Я снимаю куртку: "Ну, давайте". Был апрель месяц... Они всыпали мне по пятое число. Моей головой, как футбольным мячом, играли. Хорошо, что милиция вовремя подоспела, - ее те, кто из окон меня узнал, вызвали. С тех пор я высоты боюсь. Видно, в драке нарушился вестибулярный аппарат. Опасаюсь даже на балкон выходить. Разве что если выпью... Теперь я и трезвый, и пьяный ни за кого на улице заступаться не стану. Урок получил на всю жизнь.

- О чем еще приходится жалеть?

- О первой школьной любви наверное... Но может не надо об этом? А то Оксана прочитает, скажет: "До сих пор помнит!" А я, возможно, если бы увидел свою бывшую одноклассницу - как она растолстела, - сказал бы себе: "И чего ее помнить?" Она замужем, у нее двое детей. Я тогда до того был стеснительный, что боялся к ней подойти. А она видно ждала, да так и не дождалась. Я вообще с женщинами такой. Не смотря на свою довольно строгую внешность и грубый голос. Все подруги моей бывшей жены меня боялись. Я зайду, скажу: "Здрасьте!" и вижу - они в полнейшем испуге.

"Молодой, глупый был, вот и женился. Перепутал половое влечение с любовью"

- Свою первую женитьбу ты считаешь ошибкой?

- Очень большой!

- Как же тебя угораздило ее совершить?

- А фиг его знает! Напился, молодой был - девятнадцать лет - глупый...

- Перепутал половое влечение с любовью?

- Да. Я, извини, когда ее трахал, в ужасе думал: "Неужели мне теперь с ней всю жизнь горевать?". Вот я не живу с ней и очень рад, что эта дурь позади... Ни о чем, кроме квартиры, не жалею.

- Твоя дочь от первого брака не там живет?

- Наталья? У нее в Тюмени своя квартира. Ей двадцать три года. он замужем за хоккеистом.

- А как ты познакомился с Оксаной?

- У моей бывшей жены был период, когда она месяца три работала с ней в поликлинике. И как-то пригласила Оксану на свой день рождения. Там я с ней и сошелся. Вскоре мы поженились. Мне было тридцать четыре, ей - девятнадцать. Родилась Ксюша. В июне ей исполнится восемь, Недавно заказал в магазине телевизор и плиту. Говорю директору, показывая на сидящую в стороне Оксану: "А это моя старшая дочь". Он вечером звонит ей "Понравились покупки? Сами понимаете, что все это недорого. Потому что ваш папа играет с моим другом - Васей Бобровниковым". - "Какой папа? - удивилась Оксана. - "Это мой муж!".

- Возникают разногласия с молодой супругой?

- Только на почве алкоголя. Ей это противно. Она считает, что может быть веселой и без спиртного. Я, кстати, тоже. Но я живой человек, такой, как все. Что я - Бог?

"Анекдот для "Бульвара"? Знаете про зайца, который совершил самый длительный половой акт?"

- Чем еще увлекаешься, кроме хоккея?

- Люблю рыбку половить. Поймал как-то леща - два кило семьсот! Сообщаю об этом жене, А она: "П...дишь!". - "Ах так, - говорю, - тогда поехали". И прямо днем везу ее к речке. Через двадцать минут приношу ей леща в полтора килограмма. Затем еще одного - на килограмм. Плюс судака. Да еще всякую мелочь.

- Есть страсть к анекдотам?

- Да так. Когда к месту.

- Расскажи свой любимый для "Бульвара".

- Пожалуйста. Идет субботник. Звери вовсю пашут, а зайца нет. Медведь говорит волку: "Сбегай-ка за ним". Волк стучится к косому: тук-тук-тук! "Заяц, ты почему не на субботнике?". Тот отвечает: "Да тише ты! У меня половой акт". - "А, тогда извини". Проходит еще три часа. Медведь посылает к зайцу лису. Тук-тук-тук! "Тихо ты, рыжая, у меня половой акт". Лиса: "Ничего себе!". Все, закончился субботник, Медведь думает: "Пойду сам узнаю, что там у зайца происходит". Тук-тук-тук! Заяц кричит: "У меня половой акт, Миша, чего ты долбишься?". - "Что у тебя за такой длительный половой акт?". - "Да е...л я ваш субботник!"...
А вот еще один. Вороне, как водится, Бог послал кусочек сыра. Сидит она с ним на дереве. Прибегает лиса: "Ворона, ты на субботнике была?". Та кивает головой. "Где он проходил?". Ворона показывает головой: мол, вон там. "А знаешь, что завтра воскресник будет?" - Ворона не выдержала: "Е... твою мать!" - и выронила сыр.

- Твое любимое ругательство?

- То, которое произнесла ворона.

Михаил Назаренко ("Бульвар", август 1999).

Михаил Назаренко

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Комментариев нет