хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикации«Фанатські усмішки»

23-08-2012 18:10 ritchie

В среде спортивных болельщиков, как, пожалуй, и любой другой, есть весьма яркие личности. Одних, как, например, суперфана киевского «Динамо» Парамона, знают многие, иные известны только среди своих. С Александром Геенко мы знакомы довольно давно. Сначала посещали одни и те же спортивные мероприятия, потом писали в одни и те же издания, и все же выход сборника фанатских баек — второй книги этого автора — стал для меня неожиданностью.


Ведь, казалось бы, кому интересны истории, происходящие внутри довольно своеобразного сообщества болельщиков? Но Генка, как называют Александра Геенко в среде фанов, не без гордости заявил, что его творение (изданное, кстати, за свой счет) весьма нравится даже представительницам прекрасного пола, а в планах бизнесмена, болельщика и творческого человека еще и съемки телепроекта по типу фильма «Вперед, Франция!», снятого в 60-е гг. прошлого века Робером Дери.

Прочтя изданный к Евро-2012 сборник баек «Вперед, Европа! Вперед, Украина!», я решила расспросить коренного киевлянина о его жизни до того, как он стал фанатским бытописателем.

На Борщаговку — из бандитского района

— Я родился на Сталинке, в районе ВДНХ, — начал рассказ Александр, — и детство мое спокойным не назовешь. Район был хулиганским, ну и я тоже примерным поведением не отличался. Ситуацию ухудшал тот факт, что когда я пошел в первый класс, родители развелись и за старшего остался мой брат Олег. Понятно, что они с мамой, которая много работала, уследить за сорванцом не могли.

Оторвать меня от улицы помогал только спорт — я занимался и волейболом, и футболом, и хоккеем, и шахматами, и лыжами... Но дольше всего — конькобежным спортом, защищал цвета «Буревестника». Да и в футбол играли всегда, зимой — в хоккей. А остальное время проводили в яру на Васильковской, где сейчас стоит новый географический корпус университета им. Шевченко.

— В таком насыщенном графике время на учебу оставалось?

— Не скажу, что был двоечником, учился нормально, но неудовлетворительное поведение на оценках, несомненно, отражалось. Дело в том, что у нас организовалась такая себе шайка-лейка. «Благодаря» активному участию в ней я дважды имел приводы в детскую комнату милиции: раз консервы из магазина украли, другой — по 10 коп. продавали билеты на просмотр щенков бездомной собаки...

Но это только то, на чем словили. Мы ведь всегда находили чем заняться. Мелочь в фонтанах собирали — на палку цепляли пластилин и им доставали монеты из воды. Мочалку в автомат «Обмен монет» засовывали на конечной автобуса. Человек бросит монетку, а ему ничего не высыпается, он постучит, подождет немного и бежит на автобус: мы потом вынимали мочалочку и забирали деньги. Из-за этого меня и в пионеры долго не принимали, но зато когда это произошло, галстук мне повязал сам Щербицкий!

И тогда, и сейчас считалось, что бандитский район — это Борщаговка. Я с этим не соглашусь. Ведь по сравнению со Сталинкой это тишайшее место. Уж поверьте мне как человеку, росшему и там и там.

— Переезд на Борщаговку стал вынужденной мерой или таким образом родители вас хотели «оторвать от среды»?

— Думаю, все в комплексе. Когда учился в седьмом классе, отец вернулся в семью. Как потом говорил, чтобы наставить сыновей на путь истинный. Тогда мы переехали на Борщаговку, и под контролем отца я начал новую жизнь. Здесь не знали о моем хулиганском прошлом, я стал получать хорошие оценки. В школе не дрался, даже, наоборот, держал нейтралитет и помогал избегать конфликтов. Действовал по принципу «лучше плохой мир, чем хорошая война».

Сало распробовал в Казахстане

— Со спортом на новом месте завязать не пришлось?

— Нет, конечно. К тому же я стал активно ходить на футбол и хоккей как болельщик — наши «Динамо» и «Сокол» стали моими кумирами. В 1984 г. познакомился с Парамоном (динамовский суперфан, долгое время считавшийся талисманом команды. — Авт.), тогда он был в самом расцвете лет, молодой, видный, постоянно приходил на стадион в сопровождении прекрасных дам.

Ситуация была такая. Мы с другом принесли флаг «Динамо», к которому дорисовали букву «К» (Киев), а тогда не то что флаги, даже речовки скандировать запрещали. Мы же подростками были, стали размахивать флагом в поддержку команды, милиционер подошел и отобрал. Я — в шоке, ведь флаг-то не мой, взял только на футбол сходить!

И вдруг к блюстителю порядка подскакивает человек с усами: как так милиционер может комкать флаг своего спортобщества! Выхватил стяг, и все. Теперь уже милиционер опешил, а когда за нас вступились и другие болельщики, ушел восвояси. Так вот этот защитник с усами и был Парамон.

Жаль, что клуб сейчас отвернулся от него, ведь для него «Динамо» — это вся жизнь, и обычный дворник уже стал легендой любимого клуба, но...

Любовь к спорту мне всегда помогала сойтись с людьми — и в школе, и в армии. Во время службы я был единственным, кто выписывал «Спортивную газету» и «Советский спорт». И чтобы почитать их, ко мне в очередь становились даже офицеры. Я и сам проглатывал эти газеты — интересовался всем без исключения.

— Знакомство с будущей женой, насколько мне известно, со спортом все же не связано...

— Так случилось, что по возвращении из армии я поехал работать в Казахстан — в кооператив по изготовлению брюк-«варенок». Кстати, мне там очень понравилось — большая украинская диаспора, памятники Тарасу Шевченко во многих городах. А как сало любят! Я до Казахстана не ел его вообще, а там научили! Рецепт казахского бутерброда прост: хлеб, сало и морковка по-корейски сверху. Вкусно!

Так вот именно там, в Кустанае, я и познакомился со своей будущей женой Галиной. Вернулся домой, когда кооператив закрыли, но понял, что она — моя судьба. С благословения родителей мы поженились, отгуляв свадьбу сначала в Казахстане, а потом и в Украине.

— Тогда и стали печататься в газетах?

— Нет, я занимался бизнесом, возил всякие товары в Польшу, Румынию. Время было такое. Потом пошли дети — сын Михаил, дочь Валерия, нужно было обеспечивать семью. Сначала квартира, потом — машина... В 33 года поступил в университет на географический. На то время у меня уже был хороший практический опыт, а теория просто помогла его закрепить. Я понимал, о чем говорят преподаватели, и учился. Кстати, по воле судьбы наш корпус находился на месте халабуд, в которых провел хулиганское детство.

Чернобыльская Годзилла и история российского флага

— И все же вернусь к творчеству. Классик сказал: если можешь не писать, не пиши. Это ваш случай?

— Вообще я пишу давно — еще мои школьные объяснительные зачитывали вслух. Я постоянно что-то выдумывал, фантазировал, и все хором смеялись. Но вот для учителя русского языка со Сталинки Виктора Григорьевича мое нынешнее творчество стало откровением. Он считает, что у меня неплохо получается, и говорит, что никогда бы не подумал, что из такого хулигана, как говорится, «будуть люди». Ведь многие одноклассники и друзья со двора, к сожалению, уже отошли в мир иной — кто от наркотиков, кто от алкоголя...

Но все же перерыв в «карьере» у меня был — пока работал, учился, времени не хватало ни на фанатское движение, ни на статьи. К ним вернулся после трагических событий, когда один за другим умерли брат и отец. Я впал в депрессию, из которой меня смог вытащить только старый товарищ, напомнивший о моих же интересах.

И вот с 2007 г. мои статьи стали брать в спортивные издания и юмористическую газету «Крокодил». Я вернулся в фан-движение, стал ездить на выездные матчи. Мне было уже 37, но я вновь окунулся в эту жизнь, а по мотивам поездок начал писать юмористические рассказы, фанатские байки. Болельщики ведь специфическое сообщество, вокруг которого происходит много смешного.

— Например, история про Чернобыльскую Годзиллу.

— (Смеется.) И она тоже. Этот случай произошел со мной во время чемпионата мира по хоккею 2008 г. Наша команда играла в Саппоро, куда поехала и группа болельщиков.

И вот в один из дней мы с товарищами отправились на местный пивзавод, где всего за 30 долл. можно было дегустировать пиво и закуски в неограниченном количестве. Может, японцы на столько не наедают, но мы, что называется, побили все рекорды. Нам сначала наливали в рюмки, потом — в стаканы, а закончилось тем, что ставили бутылки.

Естественно, всем было весело. И вот в разговоре с двумя симпатичными японками я возьми да и скажи, что, мол, я — чемпион Украины по сумо по прозвищу Чернобыльская Годзилла. Для верности еще и стал в стойку сумоиста.

Вы бы видели, что там было! Сумо в Японии практически боготворят. Девчонки упали на колени, давай целовать мне живот, мужчины становились в очередь за автографами... После такого приема мне пришлось до конца поездки исполнять роль звезды — не хотелось расстраивать людей.

Случались и исторические вещи. Так, в 1993 г. чемпионат мира по хоккею проходил в Германии. Никто не знал, под каким флагом будет выступать сборная. Болельщики киевского «Сокола» пришли на матч с красным, но ведь отношение к нему тогда было крайне негативным... И ребята недолго думая пришили к красному полотну белую и синюю полоски — получился флаг России.

Когда наши выиграли, это самодельное знамя подхватили праздновавшие победу хоккеисты. Как говорят, этот факт стал одним из аргументов в пользу того, что именно этот вариант российского флага сделали официальным.

— Насколько я понимаю, работа в пресс-службе федерации хоккея и публикации в газетах «Команда», «Спорт-Экспресс в Украине» и других не являются основным источником дохода. Но ведь печатать книги и подавно приходится за свой счет.

— Это не имеет решающего значения. Я просто хочу продолжать то, что мне нравится и что интересно людям. Тем более что мне во многом помогли друзья — одни редактировали, другие верстали, третьи организовывали печать.

— Думаю, вы и о прошедшем футбольном Евро высокого мнения.

— Конечно! Ведь интересно, как во время крупных спортивных событий соприкасаются разные культуры. Можно много писать о том, что встретились президенты Украины и России, но это не передаст отношений между людьми этих стран. А вот общение между болельщиками — вполне. Ведь фан-движение — это же не только драки и распитие водки, это прежде всего общение. А юмора в нем очень много.

В этом свете и Евро для Украины большой позитив. Так что, считаю, Евро у нас получилось. Оно, конечно, больше интересовало болельщиков, но мне нравится, что европейцы увидели нас, а мы — их. Везде есть неадекваты, но в основном люди приветливые и добрые.

Купить книгу Александра Геенко «Вперед, Европа! Вперед, Украина!» можно в точках продажи прессы на Центральном железнодорожном вокзале.

Татьяна Каргова, «Уикенд 2000»

Вот что хочу сказать по этому поводу...


поединка хитрова-огого*
Гость, а еще жаль что его не было в лондоне после поединка итрова-огого и гвоздика против казаха

жаль Парамона не пустили к судье после игрі с Англией : жаль Парамона не пустили к судье после игрі с Англией

а вот это жаль
smslava, жаль Парамона не пустили к судье после игрі с Англией
Я постоянно что-то выдумывал, фантазировал...
Это точно...
видел Парамона на Динамо, он пришел походил у памятника Лобановскому... бедный юродивый

Жаль, что клуб сейчас отвернулся от него, ведь для него «Динамо» — это вся жизнь, и обычный дворник уже стал легендой любимого клуба, но...

Ну ему тоже с головой надо дружить было. Устроили на теплое место, денег дают, на футбол пускают бесплатно. А он во время международного матча судью с ноги под зад пинает. По-моему, после этого случая он и стал персоной нон-грата. Подставил работодателя. В УЕФА это расценивается как нападение на судью работником клуба. Это хуже, чем судье бы вломили фанаты.