хоккей, hockey, сокол киев, sokol kiev kiew, кхл, нхл, чемпионат мира, hockey fights, мир хоккея, equipment, украинский хоккей, по хоккею беларуси россии, чемпионат мира по хоккею, детский хоккей, чемпионат россии высшая лига

Хоккейные публикацииОбъект внимания: планета UHL

05-08-2016 19:00 Геныч

Фантастический рассказ. Всем поклонникам хоккея посвящается. Все персонажи и события выдуманы

Вбрасывание. Два элемента Kepler-452
Межгалактический корабль «Арго-Фантом-45» вошел в созвездие Лебедь, 1400 световых лет были позади. Прошли те времена, когда космические аргонавты любовались видом Луны в иллюминатор — размещенные в барокамерах они преодолевали это расстояние за секунду еще на старте запуска с Земли, прибывая в состоянии чем-то похожим на сон. Цель шестимесячного полета экипажа была планета Kepler-452, которая вращалась по орбите вокруг своей звезды, примерно на таком же расстоянии, что и Земля от Солнца, хотя ее диаметр больше земного на 60%.
Огромный «Арго» блестел под лучами нового «Солнца» — звезды, немного меньшей чем наша. В начале XXI века Суперземля была открыта орбитальным телескопом НАСА «Кеплер», и чтобы долететь к ней тогда потребовалось тысячи лет. Но все перевернул новый способ преодоления космического пространства, отрытый в 2047 году «сумасшедшим ученым» Джоном Джексоном, который поставил с ног на голову не только законы физики, но и добавил в таблицу Менделеева два новых химических элемента.
Собственно цель полета межгалактического корабля и были эти два элемента, открытые Джексоном. Доказанных в теории, их так никто и не смог воплотить в реальность на Земле.
Но первая разведывательная операция на планету Кеплер-452 и присланные компьютерные анализы роботов-спутников показали, что эти элементы существуют. Правда, дальше началось что-то непонятное и скоро связь с разведывательным кораблем оборвалась. Оставалось теперь человеку ступить на далекую планету и разобраться во всем, так как пока никакой компьютер или робот не мог заменить Хомо сапиенса, далеко шагнувшего вперед в развитии, открывая все большие резервы своего головного мозга.
Полет по шкале риска был «красным», что говорило о сложностях и опасностях, которые ждут аргонавтов впереди.
Первый период. Сидни
…Первым свою «спальную» капсулу покинул капитан Сидни Джексон, и проверив работу всех систем летательного корабля, стал готовится к пробуждению своих подчиненных. Большие физические нагрузки были противопоказаны, но мышцы тела так и просили разминки.
Сделав комплекс упражнений, Сидни прошел в командный пункт. Приборы показывали, что все в пределах нормы, незначительные повреждения роботы устранили еще во время полета. Звездонавт посмотрел в иллюминатор и в герметичном пакете стекла увидел маленькую бабочку, которая забилась между стеклом и панелью. «Гостью» Сидни заметил еще на земле когда готовил корабль к столь дальнему полету и это стало тайной: его и технологов Константина Мальцева и Эдварда Сартана. Посоветовавшись, они решили утаить «путешественницу», так как из-за нее могли отложить на неопределенный срок старт корабля.
Сидни начал проверять информацию поступавшую с Земли: новых заданий из пункта управления полетом не поступало, в семье все в порядке. Он, отрапортовав про «пробуждение» в НАСА, написал короткое электронное письмо жене и дочке (о чем кроме любви писать, если шесть месяцев находишься в капсуле?), стал просматривать новости. Полистав политические страницы, он перешел в раздел «спорт», точнее, в хоккей – как-раз в этот момент проходил финал Межконтинентального Кубка, где встречались сильнейшие команды мира. Того далекого, но такого родного…
Сидни родился 12 июня 2016 года и был назван — по настоятельному требованию деда Дэйва — в честь легендарного хоккеиста Кросби, выигравшего в этот день с «Питтсбург Пингвинз» Кубок Стэнли. Ультиматум деда по отцу был настолько сильным, что распространялся даже на завещанное им наследство, которое исчислялось несколькими миллионами долларов. Родители новорожденного не сильно противились и роддом их сын покинул, уже с именем Сидни. Стоит ли говорить, что дальнейшая судьба Джексона была предопределена? Едва начав ходить, как дед Дейв подарил ему коньки и клюшку, став первым тренером. Хоккей шел рядом всегда – в школе, колледже, затем на учебе и работе в НАСА. Профессионального хоккеиста из Сидни не получилось, но цепкого нападающего в своем составе видели многие университетские команды. В 23 года перед ним стал сложный выбор – хоккей или космос.
Второй период. Талисман
Такое выбор он мог сделать только с дедом. Дейв долго крутил в руках шайбу, а затем запустил ее со всей силы в небо, прибавив: «Лети, Сидни, лети», перефразируя фразу из известного фильм — «Беги, Форест, беги». Герой это кинокартины, «немного не в себе», благодаря своим спортивной закалке и стойкому характеру совершил подвиг на войне и добился «американской мечты» ....
У старика на глазах выступили слезы и он обнял внука. Как мальчишке, которому когда-то на льду сломали нос, Сидни хотелось расплакаться, но он понимал, что дед эту «слабость» не поймет.
Через десять лет, когда три года как прах деда был помещен в семейный склеп Джексонов, жена Сьюзи высаживая цветы на клумбе нашла шайбу, где плохо сохранилась надпись «Кубок Стэнли-2016. Финал». Это было как раз перед подготовкой Сидни к своему первому межконтинентальному полету, и стоит ли удивляться, что с тех пор дедова шайба побывала с ним в разных уголках вселенной, став его талисманом.
…Сидни побрил длиннющую бороду, выросшую за полгода, и стал ждать пробуждение своих починенных. Состав его корабля был многонациональным, так как полет на планету Кеплер-452Б готовили совместно всеми возможными передовыми новшествами, а «Арго-Фантом-45» был собран с «миру по нитке», где каждый член экипажа отвечал за свою часть нормальной работы отсеков: корпус корабля был собран в Америке, электроника и компьютеры — сделаны в Японии, моторы — в Европе... Два новых элемента таблицы Менделеева реально могли стать новым толчком человечества и спасти Землю от приближающегося энергетического апокалипсиса — уже было подсчитано, что имеющихся ресурсов хватит не более чем на 50 лет.
Перерыв. Команда
Сидни через неделю должен был исполнится 41 год, и он уже смело мог отправится на работу в центр управления полетов НАСА, на «пенсию» – как шутили космонавты. Но упустить такой шанс, чтобы первым ступить на возможно пригодную для жизни человечества планету, он не смог. Состав команды Джексон подбирал сам — из более двух сотен кандидатов, но в последний момент его список едва не забраковали. Капитана вызвали в НАСА и попросили ответить на одно совпадение: почему все двадцать три «аргонавта» имеют отношение к хоккею? Джексон, подумав, ответил:
- Из моего досье вы знаете, что я всю жизнь играл в хоккей. Именно самому быстрому командному виду спорта в мире обязан многим навыкам, которые помогали не только выполнять задания в космосе, а иногда, и попросту выжить. Мне в команде нужны настоящие мужики, способные бороться до конца, умеющих чувствовать плечо товарища, приученных понимать друг друга с полувзгляда. Я не говорю, что другие виды спорта этим не обладают, но мне нужны единомышленники.
Доводы Сидни убедили руководство НАСА не совсем, и три члена экипажа во время подготовки к полету были заменены. Как и предполагал капитан, эта тройка стояла особняком в коллективе, а иногда попросту выпадала из него. Не то чтобы они не справлялись со своими служебными обязанностями, просто чувствовалась какая-то несовместимость.
Но профессиональные навыки во время работы выходили на первое место, а недопонимание касалось больше досуга. Например, когда шли какие-то интересные хоккейные матчи по ТВ, то навязанная НАСА тройка занималась чем-то своим, но не просмотром хоккея. Чтобы они вышли погонять шайбу на лед в центре подготовки — речь, вообще, не шла.
Правда, как-то эта «антихоккейная» тройка перевернула представление о себе, создав на небольшой трибуне своеобразный фан-сектор. Дудки, барабан и флаг с нанесенной краской от руки надписью «Арго-Фантом-45», а главное веселье и чувство праздника стали сопровождать все матчи космонавтов. Капитан Джексон был доволен – в психологическом плане их команда точно была готова к полету.
«Плей-офф»
…После пробуждения все собрались в командном пункте корабля, и посмеивались над своими гигантскими бородами, «моторист» Марат Грушевский заметил:
- Даже больше, чем перед финалом плей-офф.
Капитан улыбнулся, но затем с серьезным лицом сказал:
- Мы действительно подошли можно сказать к плей-офф нашего полета – осталось высадится на эту чертову планету и вскрыть ее! Что нас ждет впереди? Мы многого не знаем, так как предыдущий корабль с роботами-разведчиками перестал передавать данные на Землю. Ясно одно: эти два элемента есть на Кеплер-452, но непонятна насколько пригодна эта планета для жизни человека, еще только предстоит выяснить. Все результаты показывают на то, что кислород там есть, но вода на поверхности не обнаружена. Садится будем в дневное время суток — на тот же участок, куда приземлился и предыдущий разведывательный корабль. Сейчас главная задача – найти воду, от этого зависит наше время пребывания на планете и запасы энергии.
Эспен Торесен понимающе кивнул – потомок скандинавских нефтяников — не только хорошо знал свою работу, но и считался классным хоккейным вратарем. Его огромная рука сделала жест ОК.
- Что всем делать — вы знаете, работаем по плану составленным перед полетом. Вопросы есть?
Француз Николя Платье, подняв руку, спросил:
- Меня смущает место приземления, ведь предыдущий корабль столкнулся здесь с неизвестными трудностями и по сути провалил задание?
- Не совсем так. Роботы-разведчики успели проделать определенный участок работы перед тем как вышли из строя. Они зачистили и сделали посадочную полосу, установили многие приборы, которые включаются по нашему сигналу.
…Посадка прошла удовлетворительно — «Арго-Фантом» с небольшими трудностями приземлился на посадочную полосу. Джексон скомандовал:
- Заглушить двигатели. Провести разведку по периметру. Обследовать и понять причину выхода из строя предыдущего корабля-разведчика.
Первыми выехали на поверхность роботы, установив защиту-панцирь в радиусе одного километра. Специальные радары и магнитные поля не позволяли ничему проникнуть на этот участок. Но так было раньше, а как оно будет здесь?
Группа из пяти человек под командованием Юрия Кириченко первыми ступила на малоизведанную планету. На расстоянии 400 метров как памятник стоял космический разведывательный корабль, не подающий признаков жизни. Юрий, проверив, что кислород в пределах нормы для человека, снял шлем скафандра. Необычный воздух заполнил его легкие, и он жестом показал остальным, чтобы не стоит отключаться от искусственного дыхания...
Хет-трик Горди Хоу
Весь день работа кипела по намеченному графику, и довольный Сидни Джексон собрал всех вечером в командном пункте корабля. Сутки на Кеплер-452 по сравнению с земным временем были на два часа больше – 26. Температура за бортом была +33 градуса по Цельсию. Капитан поднялся с кресла и констатировал:
- Все идет по плану. Торесеном вода на поверхности не обнаружена, но датчики показывают, что она есть под нами на глубине два километра. Что показывает состав почвы, сколько времени понадобится для бурения?
Археолог Юрий Белимов ответил:
- Около семи дней – в пласте находятся как раз два новых элемента интересующих нас. Неизвестно, как они поведут себя соприкоснувшись с нашим буром. Но, по идее, все должно пройти гладко.
- Ясно. Когда думаете приступать? Что-то не хочется здесь задерживаться — вскоре начнется финал Межконтинентального кубка.
Все засмеялись, оценив шутку капитана.
- Готовы хоть сейчас.
- Белимов, что скажешь?
- Сделаем хет-трик Горди Хоу – соберем новые элементы, доберемся до воды и умотаем отсюда к чертовой матери.
В отсеке все заулыбались, а капитан довольный сказал:
- Если успеешь в срок – постригусь на лысо, что-то жарковато здесь.
- Причины поломки нашего предшественника установили?
- Работаем, пока не все понятно, – ответил наладчик Игорь Гурфинкель.
- Не тяните – весь мир следит за нашими результатами. Вы не хуже меня понимаете, что от нашей работы во многом зависит судьба человечества. Всем понятно, что делать?
Штраф: 5+20
- Капитан, – кашлянул и обратил на себя внимание «радист» Василий Криворучко. — Час как пропала связь с Землей – они нас не видят и не слышат.
- Вот, это да! Почему молчал?
- Думал исправлю все, но не могу понять, что происходит. Приборы показывают – вся система связи в норме, но сигнала от нас нет.
- Как ты думаешь: они нас иногда видят или слышат?
- Не видят и не слышат – это точно.
- Налаживай, возьми себе в помощники всех кого считаешь нужным. Связь с Землей — сейчас главное. Продолжаем придерживаться нашего плана, обо всех изменениях немедленно докладывать мне. А пока всем отбой, кроме роботов и пяти человек на дежурстве.
Все разошлись выполнять задание, остался только пилот Юрий Шевчук. Капитан посмотрел на него и спросил:
- Что у тебя?
- Не хотел говорить при всех, чтобы не вызвать панику, но у нас могут возникнуть проблемы при взлете. При посадке были повреждены лазерные отражатели, некоторые электронные приборы и наружные антенны – может быть в этом причина, но запасные передатчики в норме. Мое предположение, что где-то пострадали соединительные контакты.
- О, мой Бог! — сказал шепотом Сидни, когда Шевчук покинул отсек. Он посмотрел в иллюминатор на мотылек из-за которого нарушил Устав НАСА, понимая, что эта крошка с Земли не может повлиять на какие-то проблемы с разгерметизацией. Выйдя на личную связь с Шевчуком, сказал. – Юрий, никому не говори об этом, ты все правильно сделал…
Третий период. В шаге от победы
…Работа аргонавтов на Кеплер-452, несмотря на все сложности, подходила к завершению. Настроение было неважное, они не могли отрапортовать НАСА о проделанной работе. Но главное — были сомнения, что космический корабль поднимется в воздух, а значит, они вместе с аппаратом останутся еще одним памятником человечества в космосе.
Пробный запуск было решено не проводить, так как на повторный взлет могло просто не хватить энергии. Новые полезные ископаемые из таблицы Менделеева — Ивлев и Бычков, названные в честь их открывателей, химиков-аргонавтов – были помещены в специальные емкости. Александр Ивлев и Виталий Бычков, кстати, порывались их преобразовать в своей лаборатории в энергию, столь не хватающую для корабля, но капитан их удерживал, понимая весь риск эксперимента. Он решил придержать этот «джокер» на крайний случай. Но экспедиция никак не могла заполучить воду. Иногда, правда, приборы показывали, что заветная жидкость находится в нескольких сотнях метрах, но каждый раз они наталкивались на пустоту.
Оператор космических автоматических аппаратов Вадим Ермолов в порыве сказал капитану Сидни:
- Такое впечатление, что за нами постоянно кто-то следит и опережает на шаг!
Сидни Джексон задумался, а потом собрал всех в командном пункте на собрание:
- Есть предположение, что все наши слова и жесты разработанные в НАСА кто-то читает и создает помехи. Я понимаю, что это маловероятно, но данную гипотезу не надо отбрасывать: опыт предыдущего корабля-разведчика показывает, что мы можем застрять здесь навсегда. Приказ будет таков: перейти в разговоре и командах на хоккейные жесты и выражения.
- Отличная идея, Босс, — засмеялся наладчик роботов Василь Кизимишин. – Думаю, что здешние аборигены, если они есть, еще не знают про Кубок Шпенглера – старейший клубный европейский кубок.
- Много слов. Здесь все понимают хоккейные терминологии и про что идет речь. Надеюсь на вашу импровизацию. Наша цель – Кубок Стэнли.
Все заулыбались, так как поняли, что капитан под кубком имел ввиду воду. Предложение всем понравилось и в переговорах уныние сменилось веселостью. В эфире зазвучали слова: «набрось на синею», «дай по диагонали через красную», «бросай в девятку или шестерку», «выбрось по борту», «врежь его в борт», «играем в большинстве», «меняй на шестого полевого» и т.д.
Через два дня, пошипев в шланге, появился «Кубок Стэнли», то есть вода. Все были счастливы, как малые дети, после того как химический анализ показал пригодность ее для питья, поснимали скафандры и начали ею плескаться.
Но радость от выполненного задания вновь сменило уныние, ведь на Земле, так и не могли их видеть и слышать. В колонках радиорубки постоянно звучало:
- «Арго-Фантом-45» выйдите на связь. Капитана Сидни Джексона вызывает командный пункт НАСА!
В отчаянии кто-то прокричал:
- Ну подайте хоть какой-то сигнал… Если вы еще живы…
«Чернобыльский Кубок Стэнли»
Вновь собрав в на борту корабля команду, капитан Джексон предложил всем высказывать предложения, как подать сигнал на Землю. Идея штурманов Алексея Дмитриева и Александра Долгого понравилось всем: залить водой определенный участок – это должно помочь телескопам уловить отблеск водяного покрова, которого раньше на поверхности планеты Kepler-452 не было. Там поймут, что это дело рук аргонавтов.
Работа закипела, насосы заработали на полную мощность, и через неделю на поверхности образовалось небольшое озеро. Но видимо большое расстояние, или своеобразный озоновый слой планеты, так и не помог земным телескопам разглядеть этот искусственный водоем. В эфире зазвучали все те же слова: «Арго-Фантом-45», выйдите на связь!
Инженеры корабля Вячеслав Волков и Александр Грибанов предложили заморозить озеро – изменение температуры и блеск льда должны были помочь зафиксировать приборам эти перемены на поверхности планеты, показать аномалию. Но оставался вопрос – как заморозить озеро? Волков протянул свой цифровой носитель капитану:
- Можно для замерзания воды использовать охлаждение нашего корабля.
- Но тогда у нас точно не хватит энергии для взлета.
- Но если мы не передадим информации и потом не взлетим, то следующей экспедиции сюда может не быть еще десятки лет. А у нас есть шанс преобразовать в нужную для нас энергию добытые на Kepler-452 новые элементы, да и использовать затем водород нашего озера. Почитайте…
Сидни Джексон прошел на капитанский мостик и всунул флешку в свой накопитель. На экране высветились страницы:
«Служба безопасности Украины. Совершенно секретно. Дело №2016/1557.
24 июля 2016 года в 15:00 на Чернобыльской атомной электростанции произошло событие, которое могло повлечь необратимые последствия не только для работы министерства экологии Украины, но и всей страны. Хоккейные команды «Кременчук» и «Донбасс» сыграли матч на водоеме возле четвертого энергоблока, где произошла авария в 1986 году, объяснив это популяризацией стартующей новой Украинской хоккейной Лиги (UHL). 15 декабря 2000 года станция прекратила генерацию электроэнергии, но воспользовавшись системами охлаждения защитного саркофага, работники ЧАЭС наморозили ледовую площадку к 24 июля, а хоккейные клубы сыграли матч, который был прерван работниками правоохранительных органов через два с лишним часа после начала игры — при счете 4:4 в овертайме.
Сейчас происходит выявление организаторов этого матча, которые будут привлечены к ответственности. К рапорту прикладываем видео и фото этого матча, изъятое у организаторов.
Полковник СБУ Заморенко С.А.»
Капитан Сидни повернулся к Волкову:
- Я слышал про этот матч, но всегда думал, что это выдумка журналистов и болельщиков.
- Именно после этого началась гонка между различными лигами по проведению экзотических матчей Зимней классики. НХЛ провели матчи на Антарктиде и Гренландии, КХЛ – в Гималаях и на льдах Серного полюса в Арктике, итальянцы в Колизее…. Шла даже конкуренция, кто из лиг раньше сыграет матч на подводной лодке в Марианской впадине – почти 11 000 тысяч метров под водой. Но так пока это никто и не реализовал.
- Прямо битва за Луну, – улыбнулся Джексон. – Они бы еще в центре пустыни Сахара сыграли.
- Такая идея также рассматривалась, кстати.
- Попробовать заморозить сейчас водоем на планете Kepler, как это сделала UHL в Чернобыле? Пуская всю оставшуюся энергию нашего корабля на заморозку озера, мы может затем не взлететь, но у нас есть шанс затем преобразовать в энергию новые элементы или в крайнем случае попробовать стартовать на водороде. Вызовите ко мне помощника капитана Виктора Курганского.
Изложив идею, Сидни вопросительно посмотрел на Курганского. Тому идея понравилась, несмотря на всю ее авантюрность. Он одобрительно кивнул и сложил пальцы буквой V.
Овертайм. Папарацци
…Связист НАСА Денис Олейник заступил на смену Центр обработки информации, и беспрерывно вызывал «Арго-Фантом», с которым уже три месяца не было связи. Через минуту он позвонил дежурному, который на прямую соединил его с руководителем. Он эмоционально докладывал:
- Пошла картинка, видно, что космонавты «Арго-Фантом» живы и выполняют какие-то работы.
- Срочно выведите мне на монитор картинку!
Антивирус компьютера замигал сигналом проникновения «папарацци» в систему НАСА.
- Видео видят уже не только президент США и НАСА, но и идет утечка. Мне кажется, что это ВВС.
В микрофоне зазвучал голос президента США:
- Пусть заберут сигнал, многие жители Земли уже похоронили экипаж «Арго-Фантом» и имеют также право на этот сеанс связи с аргонавтами…
Получив через полчаса официальное добро на показ видео, ВВС отменило все трансляции и в прямом эфире вели показ видео с планеты Kepler-452. Но звука так и не было. Специалисты в студии пытались понять происходившее в далеком космосе по действиям аргонавтов. Постепенно прямую трансляцию работы на Kepler начали показывать практически все телеканалы мира. Эксперты в студии пришли к мысли, что аргонавты заморозили определенную площадку с водой, чтобы их заметили на Земле.
Люди со всего мира стали собираться у больших экранов на площадях своих городов. Они с замиранием сердца следили за роботами, которые продолжали работать без остановок. Но тут все резко остановилось, а на пустую ледовую площадку начали светить только лучи прожекторов космического корабля.
Буллит безумия
Первым заорал ведущий ВВС Вадим Плачинда:
- Этого не может быть! — на экране появились аргонавты одетые… в хоккейную форму! С ума сойти: их похоронили на Земле, а они собираются играть на планете Kepler-452 в хоккей! Без скафандров… Значит там можно жить!
Межконтинентальная хоккейная Лига в этот момент также прекратила все матчи, так как хоккеистов нельзя было оторвать от телеэкранов. Когда ведущий объявил про то, что космонавты собираются играть в хоккей, в раздевалках пошли одобрительные возгласы.
Аргонавты разместились на площадке по хоккейным правилам — по пять человек плюс вратари на воротах. За импровизированными бортами находились запасные игроки. В центральный круг на вбрасывание выехал побритый налысо капитан корабля Сидни Джексон. Он был без защитного шлема, как энхаэловцы в ХХ веке. Посмотрев на заходящие лучи «солнца» Kepler-452, кэп вспомнил деда Дэйва – тот бы явно одобрил эту идею. Нет, дед бы точно им гордился. Сплюнув, направился к точке вбрасывания, где к нему подъехал огромный капитан соперника Николай Ворошнов:
- Босс играем в контакт или как? – через хоккейный визор поблескивали его улыбающиеся глаза.
Именно в этот момент на Земле пошел звук, и многомиллиардная толпа у экранов одобрительно загудела, но тут же умолкла, так как экран показывал лицо Сидни Джексона. Капитан подмигнул ему в ответ и со всей мощи ударил лбом в шлем:
- Let's go… Planet UHL….

Александр Геенко.
Июнь-июль 2016 года.
Железный Порт, Киев, Кременчуг, Старые Петровцы.

Вот что хочу сказать по этому поводу...


Я тоже вначале подумал, что Стругацкие, а нет — Геныч. Талант.
кто написал то?
годный рассказ)
хахахах))))))))))))
Футуризм в чистом виде, применительно к хоккею.Браво Геныч!